Главная / Новости без границ / Константин Трапаидзе: закон Яровой нанесет экономике удар с нескольких сторон

Константин Трапаидзе: закон Яровой нанесет экономике удар с нескольких сторон

Реальность такова: введение любого закона подразумевает дополнительные издержки. Даже если закон мало на что влияет, требуются дополнительные ресурсы на контроль за его соблюдением. Если закон не соблюдается, он опять же приносит издержки, но уже другого плана. Акт Яровой требует многомиллиардных вложений. Для хранения информации потребуется закупка оборудования в беспрецедентно крупных партиях. Кроме того, сам по себе закон априори приведет к косвенным издержкам. По некоторым данным, стоимость только оборудования составит около полутриллиона рублей, что сравнимо с расходами государства на всю Сферу Здравоохранения. Разумеется, это не может не сказаться и на стоимости мобильных услуг. Отмечая, что в России сотовая связь остается одной из самых дешевых в Европе, ожидается удорожание роста тарифов.

Нестабильность на рынке мобильной связи отпугнет новые компании, желающие войти на российский рынок. Если говорить объективно, закон Яровой – это настолько смелые перемены, что следующим шагом  может стать государственная монополизация рынка мобильной связи. Такой сценарий вероятен с учетом прибылей, которые имеют компании. Кроме того, закон может сказаться и на качестве связи. Об этом предупредили сами мобильные операторы.

Константин Трапаидзе

Константин Трапаидзе

Казалось бы, закон призван обеспечить дополнительную безопасность. Однако, прошлые усиления мер не приводили к снижению преступлений и актов терроризма. Зато зарубежные инвесторы будут менее уверенны в собственной безопасности. Многим известно, что в России бизнес и власть срастаются так сильно, как, пожалуй, нигде более в Европе. Поскольку, благодаря новому пакету, вся информация будет попадать в руки госслужащих, возможно ее дальнейшее не совсем законное использование. С помощью нового закона будет несложно получить и коммерческие тайны многих компаний. Несмотря на складывающуюся политическую парадигму, этот закон стал достаточно неожиданным. С экономической же точки зрения можно утверждать, что любая нестабильность играет не на пользу государства. Чем менее предсказуем рынок, тем менее охотно туда идут инвестиции, могущие прийти в экономику РФ после обвала курса валюты. Потенциальных инвесторов в очередной раз встречает неприятный сюрприз со стороны власти. И нет никаких причин думать, что новый созыв думы существенно изменит закон. Это не первый пример нарушения общей стабильности. Введение встречных санкций, закрытие целых направлений деятельности – все это не дает возможности с уверенностью вкладывать деньги в российскую экономику. В текущей ситуации никому не известно, будет ли возможность работать в данной сфере спустя 2-3 года.

Закон Яровой нанесет экономике удар сразу с нескольких сторон. Впрочем, это не выходит за рамки современной политической и экономической реальности России. В силу контр-санкций ЕС бюджет РФ и конечный потребитель потерпели серьезные убытки. То же самое произошло после закрытия торговли и туристического сообщения с Турцией. Многие современные российские законы идут в ущерб всему, кроме безопасности и внешнеполитических интересов. Но, как мы видим, эта сфера остается приоритетной и для политиков, и для значительной части российского электората. Впрочем, в полной мере ощутить последствия принятия закона можно будет не раньше, чем через год.

Константин Трапаидзе, председатель коллегии адвокатов Москвы «Вашъ юридический поверенный» 


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru