Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 26 09 2017
Home / Экономика / Помойные реки, мусорные берега

Помойные реки, мусорные берега

Столица задыхается в отходах, а число незаконных свалок постоянно растет

35435

Сегодня в Подмосковье насчитывается более  700 незаконных свалок, и Московская область задыхается от мусора. Экологи уверены — еще один метр, выделенный под свалку, и нам грозит экологической катастрофой. Однако утилизировать мусор, и тем более заниматься его вторичной переработкой никто не собирается. Несмотря на плачевное положение, власти продолжают плодить мусорные могильники.

 «Сейчас вопросов о том, чтобы убрать свалки не терпит отлагательств, потому что больше нет места. А мусоросжигательных заводов на всю Россию всего 10. Куда девать мусор – в город, на пашни? И хотя «широка страна моя родная» – места много, но Московская область не может больше выделить ни одного квадратного метра для строительства нового полигона. И люди не хотят жить рядом с полигонами – потому что у нас это, по сути, огромная свалка, не соответствующая никаким требованиям, — делится генеральный директор «Экологического международного аудиторского сообщества» Ирина Орлова. —  Говорят, что убрали 70% свалок. Может, 70% небольших мусорных куч у дорог и убрано, но все крупные свалки как были, так и остались. Но даже, если убрать этот мусор, то почва под этим мусором приходит в негодность. Ее надо рекультивировать. Единственное, что там растет это грибы, которые забирают все канцерогены, так что собирать их нужно только в проверенных местах. Чтобы почва восстановилась после очистки. Должно пройти не менее 15 лет. И это при условии, что ее больше не будут ничем загрязнять. До этого срока на ней всходят только токсичные продукты».

Между тем, все полигоны твердых бытовых отходов в Московской области ранее планировалось закрыть к 2015 году, а до 2020 года завершить программы по их рекультивации, то есть провести комплекс работ по экологическому восстановлению земли. Однако эксперты уверены, что выполнить это обещание можно, лишь завалив московским мусором соседние регионы и одолев до сих пор непобедимое «антисжигательное» лобби.  Кроме того, крупные предприятия, которые и дают основные проценты ТБО плюют на корявые законы и откровенно разворачивают эконадзор у ворот завода. «На некоторые предприятия эконадзор не может зайти вообще. Руководство цинично меняет название юридического лица, и разрешение на проверку становится недействительным.  Решение это экоаудит. С одной стороны, это способ донести  предприятию, что от них хочет надзорные органы и как этого добиться с минимальными издержками. С другой стороны,  экоаудит поможет государству понять реальные цифры и масштабы загрязнений по сравнению с тем, что задается по проекту, — рассказывает  Ирина Орлова. — Главное нарушение — практически ни дно предприятие не дает истинных цифр загрязнения. Особенно это относится к газо-, нефтеперерабатывающей и металлургической промышленности.  Они просто не пускают на свои территории. И цинично заявляют: не давали никогда правильных цифр и не дадим».

А пока суд да дело, Подмосковье тонет в московском мусоре (5 млн тонн в год привозит столица, 4,7 млн тонн — свои), и чтобы изменить эту ситуацию, соответствующие решения должны приниматься в Москве. Свалки занимают 30 квадратных километров, на которых гниет 120 млн тонн отходов. Сегодня 95% отходов захораниваются и только 5% перерабатываются. Экология у нас невыгодна. В Европе законодательство прописано так, что захоронение отходов является самым дорогим способом утилизации мусора. В России, напротив,— самым дешевым. Кроме того, сбои начинаются уже на первой стадии процесса экологичной утилизации мусора. Сортировать мусор по отдельным боксам – не царское дело. Наш человек к таким жертвам не готов. Какого-то просвета в «мусорном» деле эксперты не видят – закрытие полигонов и возведения супер современных перерабатывающих заводов с учетом нашего законодательства и лобби крупнейших промышленников – утопия. А принудительная очистка Московской области от свалок приведет лишь к тому, что поток мусора хлынет на соседние области — Владимирскую, Рязанскую, Тульскую, где предусмотрительные «мусорные короли» уже приобретают территории под новые полигоны. Какая разница – территории, инициативы, старания? У нас загадить можно все и в кратчайшие сроки.

Рина МОЛЬГАН

 


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru