Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 19 10 2017
Home / Общество / Списанные «по-старости»…

Списанные «по-старости»…

 По статистике все больше пожилых москвичей оказываются на улице по вине своих детей.

46

По статистике полиции, Мосгордумы и Института Сербского, все больше пожилых москвичей оказываются на лестничных клетках, да и просто на улице по вине своих детей.

«Я вызвала полицию, приехали двое, сказали, что у моего сына трое детей, и им тесно, а я уже пожилой человек, и могу жить на улице, потому что у них дети», — вздыхает пенсионерка Галина Ивановна Смышляева. Семь лет назад она, на свое несчастье, приватизировала квартиру на родного сына. Теперь ночует возле лифта.

Одни считают, виной всему – плохое воспитание. То ли слишком баловала гражданка Смышляева своего ребенка, то ли наоборот, много наказывала. А он теперь мстит. Такой вот оказался мальчик, с тонкой натурой.

Другие полагают, виновато не воспитание, а время, в котором мы живем. «В мое время, в 50-е – 60-е годы, даже речи не было о том, чтобы приехать к родителям и выкинуть их из квартиры. Даже слова такого никто не знал: «наследство», — говорит мой папа.

Зато теперь на каждом углу только и разговоры: «Скорее бы померла, мне ее квартира достанется». Об этом говорят даже дети в детском саду.

«Молодые москвичи все чаще идентифицируют себя с обладанием квадратными метрами. Например, представляются так: «Я — наследница двух квартир!» Наследница не родителей (бабушек, дедушек), а именно метров. Родные люди — не в счет, значение имеет только имущество. А раз родные люди не ценятся, то нужны они лишь для того, чтобы с ними попрощаться. Их главная задача — поскорее исчезнуть из жизни, чтобы освободить жилплощадь», — говорит психолог Марк Сандомирский.

Поэтому те, у кого есть возможность, пашут с утра до ночи, чтобы купить по квартире и дочке, и внучке, и Жучке – чтобы, не дай Бог, не выкинули в старости на улицу.

А у кого нет возможности?

…Всё было бы понятно, если бы сын с невесткой у Галины Ивановны Смышляевой были бы беспробудными пьяницами, опустившимися личностями, маргиналами и так далее. Но нет – сын работает водителем на «скорой», невестка трудится воспитателем в детском саду.

Кстати, детей у Галины Ивановны трое – и все трое от нее отказались. Обеспечила себе, что называется, «безбедную старость».

Началось всё с того, что коммунальная хрущеба Галины Ивановны «пошла под снос» — дочке с семьей дали «двушку», а Галине Ивановне – «однушку».

«Дочка потребовала, чтобы я переселялась к ней, а квартиру подарила внуку. Я отказалась. С тех пор она со мной не разговаривает», — вспоминает Галина Ивановна.

А тут вдруг сын начал звонить из Владивостока – говорил, что работы на Дальнем Востоке нет. Просил маму, чтобы она разрешила ему приехать в Москву.

И мама, конечно, разрешила. И не просто прописала отпрыска в столице, но еще и приватизировала на него свою «однушку».

Вскоре сын «огорошил» маму новостью – во Владивостоке у него осталась любимая женщина. И она, само собой, хочет переехать в столицу.

Галина Ивановна согласия на такой поворот событий не давала, да ее никто и не спрашивал – она и оглянуться не успела, как сын привез к ней в квартиру женщину с ребенком от первого брака.

Она вскоре родила еще двух. И началась у этих шести жильцов однокомнатной квартиры новая, «счастливая» жизнь.

Первым делом сын потребовал от матери куда-нибудь убираться – например, к двум другим детям. У них жилплощади побольше. Однако те брать бабушку к себе не захотели.

И у сына с невесткой возник новый, грандиозный план.

«Невестка повесила на туалет замок, я стала ходить по нужде во двор, а мыться у знакомых», — говорит Галина Ивановна.

Вместе с ней в квартире жили 12-летняя слепая собачка и кошечка. Все трое ютились на кухне:

«Вдруг смотрю – кошка раздулась, как будто беременная! Откуда? Я ее на улицу не выпускаю. Повезла кошку к ветеринару. Сделали УЗИ – а кошка вся черная внутри, все кишки гниют из-за гематомы, невестка била ее ногами».

Хорошее поведение для воспитателя детского сада! Именно такие воспитательницы сеют в детских садах умное, доброе, вечное!

Кошке сделали операцию. Но долго она не прожила – невестка выбросила ее с балкона.

По свидетельству соседей, слепую собачку выводили гулять, избивая ее ногами. Затем сын Евгений отвез собачку в лес и там оставил. Галина Ивановна написала заявление в милицию. На это отпрыск принес стражам порядка видеосъемку того, как он оставляет живую собаку в лесу – таким образом, это не попадает под статью 245 УК РФ «Жестокое обращение с животными»!

Потом сын собрал все вещи матери и вывез их на помойку. Она снова написала заявление в полицию – на этот раз по факту кражи.

И вот цитата из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела – весьма примечательная: «Квартира является однокомнатной, на протяжении длительного времени гр. Смышляева Г. И. жила на кухне одна, а ее сын с семьей жил в комнате… Как подросли дети, в комнате жить стало тесно… он неоднократно беседовал со своей матерью Смышляевой Г. И., чтобы она освободила кухню…»

То есть вещи сын не крал, а освободил место для своих детей, которые подросли и которым стало тесно. Таким образом, «отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренные ст. 330 УК РФ».

Кстати, в возбуждении уголовного дела по факту избиений отказано на основании того, что «гр. Смышляева занимала кухню, а им тесно жить впятером в одной комнате и хочется нормально питаться на кухне». Поэтому ничего страшного, что сын «нанес гр. Смышляевой телесные повреждения и ударил по голове». Дубасьте дальше, Евгений Валентинович.

Когда отказали в возбуждении уголовного дела по поводу собаки, написали, что собака также мешала семье нормально питаться на кухне.

Зато теперь семья прекрасно питается – бабулю они наконец-то выкинули на лестничную клетку.

…В 19-м веке в российскую литературу прочно вошел термин «лишние люди». Жили как-то эти лишние люди, не нужные ни себе, ни обществу.

Думаете, лишний человек – Галина Ивановна? Как раз наоборот.

«Вырастает (и уже выросло!) чуть ли не целое поколение незрелых личностей, в душе подростков, которые останутся психологически незрелыми до самой смерти», — говорит Марк Сандомирский.

Причем некоторые великовозрастные подростки уже отметили свое 45-летие: болезнь «инфантильность» затронула все поколения, начиная с тех, чья молодость пришлась на 90-е. Именно тогда началось тотальное материальное расслоение общества, халява, которая падала кому-то на голову, бешеные дармовые деньги, квартиры, наследство…

Так может, «наследники» никому не мешают? Пусть сидят себе и ждут наследства. Но не всё так просто: «Следствием инфантилизации становится то, что человек начинает ко всему относиться не по-взрослому. Наступает социальная незрелость. Человеку кажется, что ему все должны: родители – должны, общество – должно. Одно из качеств детей – завистливость. Посмотрите, как в песочнице дети хвалятся ценностями, которые достались им на халяву от родителей — у кого машинка больше, у кого кукла лучше. Инфантильные личности продолжают то же самое и во взрослом возрасте», — говорит Марк Сандомирский.

Поколение «лишних людей» особенное — они ничего не могут делать сами, могут только завидовать, злиться и обижаться.

Россия стала такой песочницей, где великовозрастные «дети» доламывают игрушки, построенные их предками в 30-е годы. Когда «дети» всё доломают и скушают, их усыновят американцы (китайцы, арабы и т.д.). Иначе «детки» просто умрут с голоду – самостоятельно строить и жить в своей стране-песочнице они так и не научились.

Александра АЛЕКСАНДРОВА


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru