Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 25 11 2017
Home / Статьи / Таблетки от кутюр

Таблетки от кутюр

Разброс цен в аптеках настолько велик, что никакому логическому объяснению не поддается.

Над созданной Карлом Ивановичем Феррейном аптекой (всемирной, к слову, известности) наши скорохваты надругались дважды. Поначалу в поисках громкого бренда некий депутатствующий «фармацевт» уволок из слова одну буковку. Получилось — «ферейн». Но вслед за «ферейном» объявились господа помасштабнее. Эти сгребли в одну мусорную кучу шкафы и прилавки из красного дерева, растащили по сусекам уникальную аптечную посуду, «немножко» приватизировали великолепную лепнину и специально изготовленную по заказу Феррейнов мраморную плитку.

Началась череда перепрофилирований! В залах появились модные портки и бюстгальтеры, затем еще что-то, еще, и еще… Пройдите сейчас по Никольской улице, поищите следы благородных Феррейнов.

С той поры и начался аптечный беспредел. Кто-то пустил в оборот признательное название «народная таблетка», но оно не успело прижиться — перестройка набирала обороты и… обирала. Сталось это тогда, когда в стране еще действовал четкий порядок в организации аптечного дела, который создали Михаил Алексеевич Клюев и Александр Дмитриевич Апазов, возглавлявшие тогда аптечные управления СССР и РСФСР. Та аптечная сеть не таилась по закулисьям, не разгоняла цены. Уровень ее сотрудников был столь высок, что одного из замов Апазова выбрали депутатом Госдумы, а второго востребовало к себе 4-е, кремлевское управление. Чтобы лучшее – для барвих, сосен, больнички на Грановского, медцентра на Сивцевом Вражке – не проворонить.

Впрочем, и сейчас эти адреса на особом счету у кремлевских снабженцев. Только не знаю, коснулся ли их тот ценовый беспредел, что стал нормой существования в уличных аптеках. А то, что творится в обычной аптечной сети, иначе как беспардонщиной не назовешь.

Неподалеку от моего дома, на коротком отрезке — аж пять аптек. Разные названия, но суть одна: как бы подороже продать. «Предуктал», и без того недешевый, в одной аптеке стоит более 800 рублей за упаковку. А в другой, в двухстах шагах,  633. Почему же? Поговаривают, будто та, где все дороже, уже приобретена некими богатенькими продовольственными сетями, а те мелочиться не привыкли, те ложку мимо своего рта не пронесут, у них миллионные доходы, они знают толк в марже и прибылях.

Намедни захожу еще в одну аптеку, она тоже неподалеку, где прежде был неплохой рецептурно-производственный отдел, где можно было заказать микстуру, капли, порошки и мази. Обычно покупал здесь склянку с раствором левомицитина — хороший, проверенный многолетьем препарат на случай ссадины-царапины. Поначалу аптекарь просто не поняла: о чем речь? Но тут же нашлась, подвела к элегантной стоечке с мазями и гелями схожего действия. Каждая упаковочка (считанные граммы!) ценой более ста рублей.

В общем, аптеки ведут себя как базарные торговки. И нет на них управы. Зато есть уйма потатчиков, объяснителей и оправдателей, несущих свою «правду». А им бы перечитать доклад, сделанный на заседании солидного Меркурий-Клуба. «На таможне регистрируется цена – 8 рублей за упаковку. Этот же препарат в аптечной сети стоит уже 800 рублей…». Откуда дровишки? Из леса вестимо — дремучего, непроходимого «леса» посредников и благодетелей. Этим не нужен какой-то там левомицитин за одиннадцать рублей, им «благородного» происхождения лекарства подавай, так сказать, таблетки от кутюр.

Видит ли все это недремлющее око государства? Как же, все — начеку. Прокуратура вмешалась, Счетная палата погрозила пальчиком. Известный экономист Андрей Бунич не таит тревогу: «Боюсь, что предлагаемые ограничения … приведут либо к понижению качества наиболее необходимых препаратов, либо к их дефициту». Я же полагаю, что выстрелят два ствола: и качество упадет, и ассортимент скукожится.

О чем речь? Ограничили цены на жизненно необходимые, как их назвали, лекарства. И что же? За несколько месяцев их стоимость выросла на 15,8 процента. Один из раскрученных препаратов за считанные дни прибавляет в цене – со 125 до 275 рублей. На что премьер-министр обреченно- беспомощно замечает: «Горе-бизнесмены, конечно, лишены чувства социальной ответственности».

Разброс цен в аптеках настолько велик, что логическому объяснению не поддается. В одной области местные надбавки доходят до 97 процентов. В другой — создали искусственный дефицит лекарств, люди метались по аптекам, готовые отдать за тот или иной препарат любые деньги. В последнее время разгулялась фирма, утверждающая, что только у нее есть аптека будущего. Здесь не будет провизоров, все сделают роботы. Вот именно – роботы. Им стыдно не бывает…

Некое ведомство ходатайствует перед коллегами из другого министерства: давайте создадим народу дополнительное удобства — разрешим продавать лекарства в продовольственных магазинах. А это означает еще и то, что появятся дополнительные лазейки для контрафакта, для сомнительных препаратов. «Это же для народа, для простых людей». Как удобно: пришел за селедкой и прикупил баночку но-шпы. Или другого препарата. На упаковке которого, замечу, написано: отпускается только по рецепту врача. В цивилизованных государствах без рецепта лекарства вообще не приобретешь. Не начать ли с того, чтобы и у нас отпускать лекарства строго по медицинским предписаниям? «Не ограничивайте свободу выбора, — пригрозил некий деятель. — Это не демократично».

Но во всем мире купить без рецепта можно лишь несколько десятков лекарств – от простуды, от боли, витамины, и – всё!

Увы, доступные, «народные» лекарства уходят в историю, теперь «таблетки от кутюр» ублажают владельцев толстых кошельков. В таком случае надо начать создание «таблеток от алчности» и заставить их принимать как тех, кто по сегодняшней схеме ведет торговлю лекарствами, так и их «бескорыстных» покровителей.

И тогда, как знать, может вернут на свое прежнее место и аптеку от Феррейна? И тем самым поднимут репутацию аптечного дела. Сейчас ведь нет ни одной аптеки с доброй репутацией, у аптек остался только имидж. А имидж запросто покупается. Иногда даже по цене ниже, чем беспредельно дорогие упаковки на нынешних прилавках.

 

Константин БАРЫКИН | обозреватель «НВ»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru