Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 27 03 2017
Home / Общество / Психотронное оружие против фобий и депрессий

Психотронное оружие против фобий и депрессий

Военные разработки на вооружение взяли медики.

4556

Секретные эксперименты по созданию психотронного оружия начали проводиться в СССР во времена холодной войны. Суть многих методов, испытания которых проводились в строжайших условиях секретности, до сих пор неизвестны, многие так и остались на стадии проектов после распада СССР. Однако некоторые из них перекочевали с милитаристских на мирные рельсы и применяются в лечении депрессий, фобий, панических атак и различных зависимостей.

Музыкальное зомбирование

Каждый из нас не раз слышал словосочетание «25 кадр» — такой изощренный прием программирования сознание с помощью встраивания в видео лишнего кадра, который мы не замечаем, но который при этом вживляет в наше подсознание определенную команду — «купи», «съешь», «отдай».  Однако, есть у секретных технологий воздействия на подсознание и светлая сторона — например, метод SOMVI, которым пользуются наши врачи, избавляя людей от серьезных расстройств. Если вкратце, технология представляет собой аудиозапись, чаще всего приятную музыку, в которую по принципу «25 кадра» «вшивается» информация в невоспринимаемой сознанием форме. В основном за счет маскирования – от реверса до разрушения слов на звуковые фрагменты. Она незаметно для самого человека откладывается в подсознании и создает у человека стойкий мотив бросить пить, перестать колоться, похудеть, прекратить паниковать или бояться. Зомбирование? Может быть. Но кто против, если его зазомбируют на отказ от убивающих его расстройств и привычек.

«Первые разработки были инициированы в начале 70-х теми силовыми ведомствами, которые поручили ученым разработать  психотронное оружие и развивать его в двух направлениях – манипулятивного воздействия на человека и вытягивания информации из подсознания. 25 кадр считается профанацией, потому что многие использовали ее не в нецелевой аудитории. Но в любом случае аудиальное воздействие на психику будет сильнее, чем визуальное.  Но с перестройкой эти разработки в военных целях приостановились, и сейчас мы используем методику исключительно в медицинских целях», — рассказывает один из автора метода директор Института Медико-Биологических Информационных Технологий Александр Кучинов.

Все психотерапевтические технологии основаны на том, чтобы изменить нашу бессознательную сферу.  Но в бессознательное психотерапевтам  мешает войти сознание. И задача специалистов – преодолеть его сопротивление. Тому же алкоголику бестолку говорить, что пить плохо. На него это не повлияет, потому что в сознании сформированы противоположные убеждения: «выпьешь – весело станет», «Петров пил, до 90 дожил» и т.п.. Они еще крепче под натиском нотаций станут. А вот если поместить его в палату, где скончается от цирроза его собутыльник – это произведет мощное впечатление, и на бессознательном уровне алкоголь будет ассоциироваться со смертью. И любая психотерапевтическая методика направлена на создание убеждения именно на подсознательном уровне. Отсюда все шаманские обряды, трансовые состояния, гипноз, когда отключается сознание и открывается доступ к бессознательному. В случае с аудиальной психокоррекцией разница лишь в том, что во время сеанса сознание не отключается, но завуалированная в музыке информация попадает прямиком в бессознательное.

Кого лечит «кофе», а кого и «бухло»

По статистике центра, в основном, приходят люди с паническими атаками. На втором месте — социофобии, начиная от боязни выступлений, заканчивая страхом выйти на улицу. И, конечно, депрессии — как сопутствующее и самостоятельное расстройство. И все эти состояния корректируются с помощью аудиального воздействия. «Сначала мы изучаем человека, его психику, специфику его состояния и более того, ищем в каких словах и смыслах, человек выражает суть своего расстройства, — делится профессор Кучинов. – Могу рассказать один яркий случай.  У нас была пациентка, которая пришла  к нам с выраженными паническими состояниями. Женщина постоянно боялась, что с ней что-то случиться, не могла находиться одна, выйти на улицу – фактически инвалид. На момент поступления к нам ей было около 30, а возникло все это в 19, когда она готовилась к экзамену всю ночь, нервничала, пила много кофе. И когда она пришла на экзамен, у нее случился кризис вегетативной нервной системы с жутким страхом смерти. И когда мы анализировали эту ситуацию, оказалось, что спусковым крючком последующих паник было слово «кофе», возвращавшее ее в то состояние.  Поэтому в одну из программ коррекционного воздействия мы вмонтировали слово «кофе», произнесенное смешливыми интонациями, так что его восприятие стало позитивным. После первого же сеанса процентов на 80 симптоматика прошла. Чудесное исцеление».

Надо отметить, что слова, оказывающие влияния на пациентов с одним и тем же диагнозом подбираются индивидуально.  Но есть и стандартные программы, содержащие наиболее распространенные ключевые слова. Например, возьмем алкоголизм. В программу для алкоголиков включаются понятия, которые чаще всего связаны у них с употреблением алкоголя – «бухло», «чекушка»,  «нажраться». При этом «вино», «шампанское», даже «коньяк» — понятия для них бесполезные. Алкоголики так не говорят. И эти слова кодируются в аудиозаписи вместе с другими словами резко негативного значения, касающихся болезней, трупов.  Это называется аверсивное (отвращающее) воздействие. И когда в следующий раз алкоголик будет слышать свои любимые слова, ему станет противно.  С наркоманами тяжелее – там лексика крайне обширна. Но в стандартные программы монтируется несколько десятков самых распространенных понятий. С помощью аудиальной коррекции, психологи могут даже «похудеть» своих пациентов.

«Скептиков мы особенно любим»

«Коррекция избыточного веса совершенно не похоже на кодирование. Никакого отвращения к пищи мы не прививаем. Там есть несколько  факторов – первый – образ-Я, это то, каким человек себя представляет. Если человек представляет себя полным,  и он начнет худеть  бестолку, — поясняет Александр Кучинов. — Он, конечно, может сбросить килограмм 20-30, но через какое-то время, но подсознательно будет ощущать, что это не он. Как будто его душу переместили в чужое тело. И внутренне начнет стремиться вернуться в собственное тело, набирая свои килограммы. Та же Пугачева. Она много раз говорила, что когда она полная, чувствует себя самой собой. Таким людям худеть – только себя мучать. Это самый главный фактор. Мы формируем образ стройного Я. Второе – это повышение тонуса. Есть определенные понятия, которые стимулируют человека к активности. Ведь вес во многом зависит даже не от занятий спортом, а от внутренней активности. Энергичные, непоседливые люди, которые внутри горят, практически всегда поджарые. А есть те, которые и спортом занимаются, и на диете сидят, а полные просто потому, что внутри они ватные».

При этом от внушаемости и восприимчивости практически ничего не зависит — это не гипноз и не шаманский обряд. Наоборот, специалисты говорят, что такому НЛП лучше поддаются те, у кого есть социальные нормативы и ценности, заложенные в семье до 5 лет.  По словам психотерапевта, эмоциональность тоже слабо влияет на коррекцию. И даже, наоборот, зачастую мешает. «Внушаемые – как правило, женщины, причем обладающие таким демонстративным, артистическим складом характера. Они очень легко поддаются любому воздействию. Обычно такие женщины страдают депрессиями, фобиями и паническими атаками, которые в последнее время сильно нарастают. Такие женщины довольно сильно подвержены таким эмоциональным колебаниям. И если за счет пластичности психики, они сначала идут хорошо, то потом также быстро перекатываются в другое невротическое состояние. Так что сама по себе внушаемость не гарантирует стабильной ремиссии. И, наоборот, жесткие, неподдающиеся влиянию люди, если уж получится оказать на них воздействие, демонстрируют стойкие результаты», — отмечает эксперт.  Но лучше всего поддаются коррекции те, у кого есть социальные нормативы и ценности, заложенные в семье до 5 лет. Эти вещи прививаются только личным примером родителей и моделями поведения в семье. Компенсировать и изменить их нельзя.  «Если к нам наркоман приходит в состоянии, когда он без выражено ломки не может отказаться от наркотических средств, то мы направляем его в наркологический центр. И только потом, он приходит к нам на психокоррекцию, чтобы сменить свою систему ценностей.  И то с поправкой – если у этого наркомана в детстве была заложена правильная система ценностей и нам есть на что опереться. А те, которые с малых лет видели только родителей-алкоголиков и сам с пяти лет начал принимать все, что только можно, бестолку его лечить. Там не к чему взывать».

Таисия ИЛЬИНА

Рейтинг@Mail.ru