Home / Экономика / Как нам обустроить трудовую миграцию?

Как нам обустроить трудовую миграцию?

Об этом и не только рассуждает наш эксперт – бывший замдиректора ФМС России Вячеслав ПОСТАВНИН.

464

В Послании Президента РФ В.В. Путина Федеральному собранию в числе других важных вопросов была затронута проблема трудовой миграции: «И ещё одна сложная проблема, связанная с состоянием рынка труда. Это иностранная трудовая миграция. Отсутствие должного порядка не только деформирует структуру занятости, но и вызывает дисбалансы в социальной сфере, Нужно упорядочить приём на работу иностранных граждан, прибывающих в Россию в безвизовом порядке… Сейчас иностранный работник должен приобретать патент, если он работает у физического лица. Предлагаю, чтобы юридические лица и индивидуальные предприниматели также имели возможность нанимать иностранного работника на основе патента. Стоимость патента будет определять сам субъект Федерации в зависимости от ситуации на региональном рынке труда и от среднего уровня дохода населения на этой территории. Система патентов должна быть дифференцированной и стимулировать приток в Россию прежде всего профессиональных, образованных специалистов, знающих русский язык, близких к нашей культуре. Подчеркну, патент должен действовать только в том регионе, где он приобретён.

Рассчитываю на то, что если грамотно организовать эту работу, то это будет экономический инструмент регулирования миграционных потоков. Понимаете? Экономический инструмент — имею в виду стоимость этого патента в разных регионах Российской Федерации…»

Но эта новация на фоне фразы В.В. Путина «аморальный  интернационал» прошла как-то незаметно. Комментарии экспертов этого предложения были малосодержательными и часто противоречивыми.

А вместе с тем, это предложение говорит о многом и заслуживает того, чтобы его проанализировать.

Сразу же на себя обращает внимание следующий абзац текста послания: «… И, наконец, нужно усилить контроль за целями въезда иностранных граждан. Так делают все цивилизованные страны. Государство должно знать, зачем и на какой срок приезжает иностранец в Россию. При этом надо решить вопрос с иностранцами, которые въехали в страну в безвизовом порядке и длительное время находятся в России без определённой цели. Якобы без определенной, у них, наверное, какая-то цель есть, но государство об этом ничего не знает. Срок их пребывания в стране должен быть ограничен, а для тех, кто нарушает правила пребывания, въезд в Россию будет запрещён. В зависимости от тяжести нарушения на срок от 3 до 10 лет.…»

Дух и стиль этого пассажа привычен для нас, жестко, сурово, но с понятными для всех целями.

Тем более, на нашем скудном, прямо скажем, выжженном карательными мерами пейзаже такой подход нам представляется поистине революционным. Наконец-то мы отходим от безуспешных попыток слепо копировать западные модели регулирования миграционных процессов. Налицо политическая воля и желание  ввести трудовую миграцию в цивилизованное русло, поставить её на службу развития страны. Это первая попытка начать управлять миграцией, наряду с жесткими рестрикционными мерами, современными экономическими рычагами.

Как это может повлиять на миграционную сферу?

Во-первых, такой порядок позволит увеличить поступления финансовых средств в региональные бюджеты. Одна Москвы сможет собрать до 60 млрд. рублей в год, а это превышает расходы городских властей на медицину. И если, например, увеличить пенсии москвичам, то сразу населению станет понятно, какая польза от мигрантов.

Во-вторых, это снизит уровень коррупции, т.к. деньги из карманов чиновников перейдут в бюджет, т.е. нам с  вами.

В-третьих, мы наконец-то начнем получать столь необходимую информацию о мигрантах, сколько их, где они работают, каков их заработок. Это позволит стабилизировать рынок труда.

В-четвертых, это позволит нанести серьезный удар по нелегальной миграции. А значит, снизит криминогенность мигрантов, уменьшит долю теневой экономики, а возможно, и террористическую опасность, и наркотрафик.

В-пятых, все  это, наконец-то, приведет к снижению накала противостояния местного населения и приезжих.

Важно также отметить, что эта новелла впервые повышает роль региональных властей в регулировании миграционных процессов, т.к. регионы наделяют правом определять размер стоимости патентов.

Но, как говориться, гладко было на бумаге… Вопрос реализации идеи выдвигается на первый план. И здесь не все так просто, как хотелось бы. Необходимо концептуально определиться, как будут взаимодействовать старые и новый регуляторы между собой. Имеется ввиду разрешение на работу, патент для работы у физических лиц, патент для работы у юридических лиц. На первый взгляд, последний патент явно является конкурентом разрешению на работу. Потом, что делать с квотами, квотировать или нет эти патенты? Здесь нас еще ожидают жаркие дискуссии противников и защитников квот. Прежде всего профсоюзы, да и общественные и политические деятели, негативно настроенные к мигрантам, я думаю, не останутся в стороне.  А учитывая настроение, превалирующее у населения в отношении приезжих, стоит ждать всплесков недовольства у агрессивно настроенной его части. Мы видим, что происходит с введением платных парковок. Но если здесь затронуты интересы все же не подавляющего большинства, то миграционная сфера уже касается каждого.

Но после принятия политических и организационных решений наступит этап практической реализации. Здесь тоже не все просто. Кто будет ответственным за исполнение поручения Президента? По логике — вроде бы это компетенция ФМС. Она и разрешения на работу и патенты для работы у физических лиц выдает. Давайте посмотрим, как она это делает. Вот таблица по Москве и график по России (на основании данных формы отчетности  1-РД ФМС России):

Москва

Москва

12 мес.

2012

12 мес.

2011

8 мес.

2013

8 мес.

2012

оформлено  разрешений на работу в рамках установленной квоты

188 919

188 414

147 443

130 584

фактически выдано

248 291

208 775

156 076

160 748

фактически выдано патентов

194 842

111 842

135 508

129 714

количество действительных патентов

95 689

164 443

58 642

Необходимо также отметить, что при введении патентов для работы у физических лиц директор ФМС обещал, что их будут оформлять от 3 до 4  миллионов мигрантов ежегодно. Результаты вы видите. Т.е. эти цифры говорят о максимальных мощностях, имеющихся у ФМС. Какой при этом творится ажиотаж вокруг подразделений ФМС, выдающих эти документы, можно было наблюдать из репортажей по центральному телевидению. Эти толпы людей, штурмующие страшные толстые решетки, я думаю, никого не оставили равнодушными. А здесь надо увеличить количество выданных документов в разы!

Не надо забывать, что с этого года начинает действовать закон по борьбе с «резиновыми квартирами», который серьезно ужесточает порядок регистрации российских граждан, что также увеличит нагрузку на подразделения ФМС.

Но это еще не всё. Разрешения на работу на черном рынке стоит от 10 тыс. руб. в регионах до 50 тыс. в Московском мегаполисе. Захотят ли чиновники расстаться с таким приработком — это вопрос. Речь идет о колоссальных суммах, около 30 млрд. рублей. Коррупция может свести на нет весь эффект от этой  нормы.

Есть ощущение, что это предложение родилось на основании интересного и судя по всему эффективного проекта — платные парковки в Москве. Минимальные затраты — огромные сборы и, одновременно, снятие транспортного напряжения в  центре столицы. Поэтому, видимо, подобная новация и застала врасплох все профильные ведомства — и ФМС, и Минтруд. Справедливости ради надо отметить, что распространить патенты на малый бизнес предлагали эксперты, в частности,  Ж.А. Зайончковская.

В этой связи существует опасность механического перенесения «парковочного» опыта в миграционную сферу. И заключается она в том, что эта сфера гораздо более сложная и чувствительная.  Она затрагивает межнациональные,  межконфессиональные отношения, рынок труда, т.е. занятость местного населения и уровень оплаты труда. В условиях, когда межнациональные отношения, ксенофобия у нас зашкаливают, неверные шаги по реализации безусловно полезной идеи могут  принести значительно больше вреда, чем пользы. К сожалению, опыт последних лет показывает, что все действия ФМС , направленные на упорядочение миграционных процессов, не давали ожидаемого результата. Более того, она доводили ситуацию до критической. Никогда еще в стране не было такого количества людей, негативно настроенных к мигрантам. А противостояние между русскими и выходцами из Северного Кавказа — вообще уникальное явление для России.

Тут нужны выверенные действия, а для этого надо, как минимум, понимать собственно, что происходит в стране, «ловить» тонкие взаимосвязи и предвидеть последствия принимаемых решений.

И здесь хотелось бы остановиться более подробно. В последнее время все чаще слышится, причем на различных уровнях, что пора прекратить все эти «рассуждательства» и перейти к практической работе. Причем надо это делать немедленно и решения должны быть простые. Которые все сразу изменят. Ох уж это русское «тотчас» и «по щучьему  велению». А быстро только дети делаются и то, такие же как мы. Вот поэтому последние лет 7 мы все делаем быстро и просто. Например, начали в 2007 году лишать наших соотечественников гражданства, преимущественно этнических русских. Потом поняли:  что-то не так делаем. И начали вылезать из «болота», завязая еще больше. Все кончилось принятием закона, якобы амнистировавшего всех граждан, получивших гражданство до 2002 года. На самом же деле, амнистировавшего чиновников, творивших этот беспредел. Но тут же наступили на те же грабли: приняли ФЗ № 321 (закрытие въезда на 3-5 лет для иностранцев, допустивших административные правонарушения, просрочивших срок пребывания, неправильная парковка и т.д.). Уже въезд сделали невозможным около полумиллиону человек.  Правда, сколько из них так и не покидали территорию России, доподлинно неизвестно.

А известно, что пострадали десятки тысяч россиян и детей, граждан России, один из родителей которых оказался иностранцем, и которые теперь долго не смогут увидеться.

Все это свидетельствует о непонимании объекта, с которым работаешь. Эти, казалось бы, общепринятые в мире нормы у нас дают какой-то странный результат.   Вместо ожидаемого улучшения ситуации, она принимает вообще какую-то уродливую форму, неприемлемую, по-моему,   для всех сторон, кроме, пожалуй, авторов новаций.

Мы не  замечаем, что у нас нет охраняемых границ, не учитываем, что уже за два с половиной десятка лет у всех «СНГэшников», включая миллионы этнических русских, выработался определенный порядок жизни, построенный с учетом действовавшего все это время  достаточно либерального и адекватного сложившейся на постсоветском пространстве ситуации. Экономика России уже прочно села на миграционную иглу в условиях сложной демографии и т.д. и т.п.  Одним словом, ведем себя, как «слон в посудной лавке».

Все это может свидетельствовать о том, что в руководстве страны взяли курс на выстраивание гибкой системы управления миграцией, основанный на жестком контроле режима пребывания, учете потребностей экономики и сложившихся постсоветских реалиях. И это вселяет оптимизм и надежду на решение или, по крайней мере, значительное понижение градуса напряжения между местным населением и приезжими.  Осталось дело за малым — кто это будет делать?

Вывод. Для генерирования новых идей в миграционной сфере, а также их реализации нам необходим новый фактор, не обремененный ни прошлым печальным, зачастую ошибочным опытом, не пораженный коррупцией  и, может быть, Москва сможет, как обычно, возглавить эту работу.

 

Вячеслав ПОСТАВНИН

 

Рейтинг@Mail.ru