Home / Общество / Еe величество вода

Еe величество вода

32

Корреспонденту «Нового вторника» удалось проникнуть туда, куда не ступает нога обычного человека.

Северная станция водоподготовки МГУП «Мосводоканал» объект, без всяких шуток, закрытый. Ведь здесь готовят и подают для безопасного потребления продукт, без которого просто невозможно жить.

В сентябре здесь запустили три новые (инновационные!) технологические линии, после чего из кранов жителей севера и северо-востока столицы, подмосковных Мытищ, Долгопрудного и Химок, близлежащих сел и деревень, дачных поселков полилась иная, чем накануне, вода. Теперь она очищается и обеззараживается от болезнетворных бактерий и микроорганизмов не жидким хлором, как это делалось раньше, а новым реагентом — гипохлоритом натрия.

Северная станция — самая крупная среди себе подобных и воистину неутомимая: ежесуточно очищает около 900 тысяч кубометров воды, чтобы напоить жителей столицы и ближнего Подмосковья. Реконструкция всех 4-х станций водоподготовки Москвы ведется с 2009 года. Тогда была модернизирована Западная. Переход с хлора на гипохлорит натрия обойдется казне Москвы в 3,1 миллиарда рублей (из них Северная израсходовала 1,2).

С 30-х годов прошлого столетия Первопрестольная пила воду, дезинфицированную жидким хлором. (Многие города США, стран Европы используют его и поныне). Почему вдруг стал неугоден?

— Потому что появился более эффективный и безопасный альтернативный реагент, — говорит Юлия Стрихар, начальник технологического отдела производственного управления «Мосводоподготовка» МГУП «Мосводоканал. — А с жидким хлором было много проблем. Главная беда: его высокотоксичность, недаром входит в состав боевых отравляющих веществ.

Забор воды Северная станция делает из Клязьминского и Учинского водохранилищ канала имени Москвы, отметившего недавно 75-летний юбилей (если бы Советская власть не построила его, столица была бы на «голодном» водном пайке!). По трубам длиной в 15 километров волжская ключевая поступает на очистные сооружения станции.

— Мы находимся на первом блоке. Всего их на Северной три, — продолжает рассказывать Юлия Стрихар. — Здесь применяется классическая двухступенчатая схема очистки воды с коагулированием, осветлением в отстойниках и на песчаных фильтрах, а затем — обеззараживанием хлорсодержащим химическим веществом. Вдумайтесь в его название: гипохлорит натрия. Но не пугайтесь! Сравните: в жидком хлоре концентрация активного вещества почти 100 процентов, а в новом реагенте — лишь 19-20.

В длинном помещении вдоль стен тянутся два ряда железобетонных «чанов». В них и очищают, осветляют, отстаивают волжскую воду. Ее несколько раз кряду поднимают наверх, откуд она медленно льется — фильтруется то есть. Здесь воду… моют. На заключительном этапе в нее в очередной раз добавляют гипохлорит натрия, и затем она течет в резервуары хранения. Из них мощные насосы и перекачивают столь желанную водицу в Москву и Подмосковье.

Из первого блока очистных сооружений станции перемещаемся в комплекс приема, приготовления и дозирования реагента. Для него возведено новое здание, внутри которого — царство новехоньких приборов и агрегатов, но при этом — ни одного человека.

— Здесь господствует автоматическая система управления, разработанная столичными проектировщиками, — поясняет Юлия Владимировна. — Оператор корректирует процесс очистки воды в зависимости от степени ее загрязненности. Наконец приезжаем в Северное отделение Центра контроля качества воды. В здании — белоснежные стены, и сотрудники в таких же халатах.

— Система контроля за качеством воды у нас многоступенчатая, — продолжает мой гид и улыбается: — Помните песню Зыкиной? «Издалека, долго течет река Волга»… Так вот мониторинг вод великой реки начинается вдали от станции — в канале имени Москвы, его водохранилищах. Контроль ведется круглосуточно, по всему пути движения воды в сети. В ней — более трехсот приборов автоматического определения ее состояния.

Тут в разговор вступает Андрей Салгалов, заведующий Северным отделением Центра контроля качества воды:

— Я, как никто другой, знаю, что пью! Поэтому советую и вам, товарищ журналист, и читателям вашей газеты: пейте — на здоровье! — московскую водопроводную! Она чище иной родниковой.

Выходит, от фильтров можно решительно отказываться?

— Не безоглядно! К дому вашему, гарантируем, вода приходит светлой и чистой. А если с коричневым оттенком, значит, ржавые трубы на стояках. Тут уж без фильтров не обойтись, — говорит Юлия Владимировна.

Юрий МАХРИН

спецкор «НВ»

Рейтинг@Mail.ru