Home / Общество / «Дом спасателей» спасло только чудо

«Дом спасателей» спасло только чудо

Красноярская «свечка» полыхала как карточный домик.

56

Четырехчасовой пожар в Красноярске, который случился в минувшие выходные в 25-этажном доме, обнажил сразу множество проблем и поставил бесконечное число знаков вопроса. Как в новом доме, жителями которого являются сотрудники МЧС, не сработала автоматическая система пожаротушения? Почему в пожарных гидрантах, расположенных на каждом этаже, не было рукавов? Как же получилось, что пожарные стояли в пробках, а когда подъехали, для них не было места во дворе? И почему  самые высокие выдвижные лестницы в Красноярске достают лишь до 16-го этажа, но дом построили на 25 этажей? И эти вопросы – лишь малая часть из тех, которые теперь задают и жильцы, и горожане, которые может задать каждый из нас. Ведь по сути, в аналогичной ситуации рискует оказаться любой россиянин. К счастью, этот пожар обошелся без пострадавших и разрушений. Но ведь могло и «не пронести»…

Как пишет корреспондент «Новой газеты», сгоревшую многоэтажку в народе называли «Домом спасателей»: она была построена по заказу МЧС и населена его сотрудниками, в том числе пожарными. Накануне заселения по требованию МЧС проводилась дополнительная экспертиза пожарной безопасности здания, в частности, тех самых облицовочных панелей, что столь интенсивно полыхали. Подчеркнуть нужно то, что согласно документам, фасадные материалы являются негорючими, на деле же они полыхали, как бумага.

Из чего же строят дома, коли огонь их пожирает с такой скоростью? Не должна такая махина сгорать из-за искры, дом не факел. Почему у нас строят карточные домики в 25 этажей?

Камо Мурадян, гендиректор компании «Сибагропромстрой» (САПС), которая возвела эту высотку и многие другие, представил все документы, заключения, результаты экспертиз и испытаний, аккредитации подрядчика, сертификаты пожарной безопасности, подтверждающие качество и негорючесть отделочных материалов, отмечает издание. И.о. краевого министра строительства и архитектуры Николай Глушков выдал заключение: это — «абсолютно соответствующий нормативной базе объект, по всем документам он безопасен». Но теоретически негорючее — практически полыхало… А сколько еще домов с такой плиткой?

Навесные вентилируемые фасады (НВФ) широко применяются уже десяток лет, напоминает издание. И пожары в высотках с НВФ по одному и тому же сценарию — стремительное распространение огня по внешней обшивке и теплоизоляции, вертикальные полосы пламени до крыши, разлетающиеся во все стороны пылающие куски отделочных материалов, текущий ручьями пластиковый расплав, ядовитый дым — случались уже не раз.

Например, случай 2007-го во Владивостоке, когда горел 24-этажный административно-жилой комплекс «Атлантис-2», или же 2009-й, Москва, 27-этажная недостроенная «свечка» на ул. Бабушкина, у станции метро «Академическая»; 2011-й, Уфа, здание ТРЦ «Европа» (полтора десятка людей пострадали, двое погибли); 2013-й, Грозный, самое высокое здание на Кавказе, 145-метровая 42-этажная башня «Олимп» (теперь «Феникс»), перечисляет «Новая газета»…

О том, что череда катастроф с навесными фасадами будет продолжаться, не говорил и не писал только ленивый эксперт. В Красноярске расположен НИИ проблем пожарной безопасности. Его директор Сергей Амельчугов рассказывает, что в НВФ на 1 квадратный метр приходится по 2 кило различной органики, горючих веществ. На каждую фасадную систему дают техническое свидетельство, подписанное чиновниками уровня замминистра, не меньше. Амельчугов сетует, что сбой в обеспечении системы безопасности не в Красноярске, а на федеральном уровне. Он замечает, что люди, которые подписывают соответствующие документы, ответственности за это в принципе не несут.

Сейчас при приемке таких фасадных решений ни у Стройнадзора, ни у Пожнадзора нет полномочий требовать каких-то иных экспертиз и проверок сверх предусмотренных. Между тем, необходимы другие виды испытаний, при которых все материалы НВФ проверялись бы в горении совместно, в системе, — ведь там появляется фактор воздушного зазора, представляющего, по сути, трубу, в которой создается тяга, и все процессы горения интенсифицируются.

Технология — вызывающая, мягко говоря, вопросы — усугубляется еще и недолжным исполнением, некачественными материалами. Алюминиевая композитная панель (АКП) — это гамбургер из двух алюминиевых листов и наполнителя из полиэтилена между ними, пишет «Новая». Все, кто в теме, знают, что в случае, если сердцевина сугубо пластиковая, — это бомба замедленного действия. Полимерный наполнитель относят к классу горючести Г4: горит под пламенем горелки, выделяя токсичные газы и капая, и горит, когда пламя уже убрали. Такую АКП применяют в интерьерных, а не в фасадных решениях.

От газовой горелки, однако, красноярская высотка и вспыхнула. Рабочий, проводивший гидроизоляцию балкона на 7-м этаже, допрошен и отпущен домой.

Сгоревшая высотка была сдана в эксплуатацию три года назад, а строители несут ответственность за фасад пять лет. PVDF — дорогой материал, его заменяют дешевым полиэстером. На 5 лет его хватает. Гарантия PVDF — от 15 лет, это строителям ни к чему. Но и материалы с PVDF стойки лишь до 120 градусов.

Когда в Красноярске еще бушевал пожар, телеканал ТВК записал интервью представителя строительной индустрии — его компания 4 года назад сняла АКП с производства: «Гарантии пожарной безопасности отсутствует, если сердечник изготовлен не по технологии, а это проверить очень трудно. Как правило, документы в порядке, а что там на самом деле…»

Множество производств и в крае, в других регионах России, легальных, полулегальных и вовсе нелегальных, производят контрафактные комплектующие для НВФ. Спрос на суррогаты стабилен. Они дешевле.

Но у САПС, подчеркиваю, все документы в порядке. И если он купил сертифицированные панели, утеплитель, смонтировал фасад по технологии, значит, виноват производитель?

Сгоревшую плитку произвел прокатный завод красноярской корпорации «Алюком». Это крупная компания, у нее десятки представительств по всей РФ, ее продукция — повсюду. Производственные цеха — в Железногорске (закрытом городе под Красноярском). В самом «Алюкоме» по телефону отрицают свою причастность, утверждая, что сейчас невозможно юридически доказать, чей в реальности облицовочный материал использовался при отделке сгоревшего фасада.

Возможно ли, что строители оформили покупку качественной АКП, а установили совсем другую, задается вопросом издание.

Сейчас в Красноярске назначена проверка всех домов с НВФ. Надо бы во всей России. Вот только как ее проводить? Традиционно — выемкой документов? Но по документам высотки САПС не должны гореть. Амельчугов говорит, что сейчас в РФ просто нет методологии и методик для таких проверок, невозможно дать фактическую оценку, опасен ли тот или иной дом.

«Липа, суррогаты. Ложь в промышленных масштабах. В России с давних времен на фасады не скупились, они скрывали суть, фальсифицировали, что за ними. Теперь уже и сам фасад оказался сфальсифицированным, — пишет автор «Новой». — И это не только про красноярскую высотку. Она должна была сгореть. И, видимо, это назначено не ей одной».

Андрей АРТЕМЬЕВ


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru