Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 23 10 2018
Home / Общество / Как наркоцентры развязали войну за пациентов в Кургане

Как наркоцентры развязали войну за пациентов в Кургане

Жгут дома и машины, по анонимным доносам врывается ОМОН

В Курганской области развернулось противостояние в сфере помощи наркозависимым. С разницей всего в несколько дней сразу три реабилитационных центра попали в передряги: один сгорел дотла, второй встречал ОМОН, а руководитель третьего лишился автомобиля. Собеседники «URA.RU» уверены: войну ведут недобросовестные конкуренты, а прогремевшая год назад история с арестом сотрудников юргамышского «Ирис-центра» стала лишь отправной точкой.

25 мая мирную жизнь обитателей центра «Надежда» в селе Камыши Куртамышского района нарушили люди в масках — силовики получили анонимное сообщение о том, что в здании насильно держат людей. Правоохранители осмотрели помещение и забрали одного из новичков, который попросился домой. После «Надежду» покинули еще двенадцать человек — кое-кого увезли родители, кто-то испугался и уехал сам. Остальные пока ждут повторного допроса у следователей.

Пожар в расселенном доме, в поселке Солнечный. Сургут, пожарная машина, пожар, огонь

Люди, которые должны были помогать другим, пошли на самые гнусные методыФото: Александр Кулаковский © URA.RU

«У нас никто никого не удерживает — нет ни засовов, ни замков, — делится в беседе с агентством учредитель центра Максим Пульников. — От современных наркотиков — солей и спайсов — физической ломки нет, только психологическая. Во время карантина новоприбывших поддерживаем постоянным общением, через две недели они становятся полностью адекватными и спокойно продолжают лечение». По его словам, терапия состоит из работы с психологами, с консультантами по физической зависимости, а также с бывшими наркоманами, которые полностью социализировались и не употребляют вещества более двух лет. Пациенты также выполняют несложную работу вроде уборки и готовки, закаляются и занимаются спортом, по выходным у них есть свободное время, они отдыхают и смотрят фильмы.

Заседание Курганской городской Думы. Курган, семина наталья

Наталье Семиной трудно говорить о том, как дело ее жизни и надежды родителей наркозависмых рухнули в одночасье. Но восстанавливать центр будут Фото: Игорь Меркулов © URA.RU

Максим Пульников считает, что произошедшее в центре — месть и происки конкурентов, которые стремятся заработать побольше денег. «У нас практически стопроцентное подозрение, что автор доноса — Денис Федосеев [сейчас руководит реабилитационным центром „Решение“, который открылся на месте „Ирис-центра“ после того, как учредителей последнего обвинили в издевательствах над людьми — прим.ред.]. Мы вместе начинали заниматься „Надеждой“, однако через три месяца он сбежал, похитив все деньги, — продолжает Пульников. — Наши ребята рассказывали, что на группах Федосеев подходил к ним, задавал вопросы о нарушениях, пытался подкупить их, чтобы написали заявления. К тому же инсценировка очевидна — он даже алиби себе обеспечил на момент инцидентов [пожар в реабилитационном центре организации „Новая жизнь“ случился 28 мая — прим.ред.] — находился в отпуске на юге».

Силовики ситуацию пока никак не комментируют — в пресс-службе следственного управления СК РФ по Курганской области корреспондента «URA.RU» попросили перезвонить через несколько дней.

Депутат Курганской городской думы Наталья Семина, которая руководит общественной организацией «Новая жизнь» и двадцать лет занимается проблемой наркомании в регионе, уверена, что приход силовиков в «Надежду» и пожар в ее центре организовали одни и те же люди, она также не исключает вину руководителей «Решения». «Про удержание людей точно могу сказать — не было в „Надежде“ такого. У них все разрешительные документы есть, санитарные нормы соблюдаются, работают отличные специалисты. Пока не открылся наш центр, я туда рекомендовала ребят отправлять», — отмечает собеседница.

Несмотря на то, что результаты экспертизы по ЧП, в котором чуть не погибли люди, еще не готовы, представители «Новой жизни» убеждены, это поджог. Камеры видеонаблюдения на территории запечатлели яркую вспышку в сарае, а рядом со строением нашли неиспользованные бутылки с зажигательной смесью.

«Меня неоднократно предупреждали: ты барыг достала, а теперь достаешь тех, кто занимается реабилитантами, — уточняет Наталья Семина. — Говорили, что годик поработаю, а потом пойму, что не справляюсь и сама переведу людей к ним — и вот, всего две недели не дотерпели [центр в селе Чимеево Белозерского района открылся 15 июня 2017 года — прим.ред.]. Это очень заинтересованные люди, которые хотят, чтобы центры закрывались. Идет необъявленная война, хотя в такой сфере, как эта, речи ни о какой конкуренции быть не должно».

Другие представители сферы в разговоре с агентством допустили, что события могли произойти из-за чьей-то подлости, однако конкретно им никаких «сигналов» не поступало. Дмитрий Завгородний, который руководит социально-реабилитационным центром в Кетовском районе, пояснил, что ему соперничать не с кем — организация работает на бесплатной основе. Глава центра «Маяк» Алексей Колоколов признался, что во время работы сталкивался с определенными «нюансами», но серьезных инцидентов не было. По мнению Максима Пульникова, в ближайшее время новых происшествий ждать не стоит — недоброжелатели пока наблюдают за тем, как развивается ситуация.

Клипарт, медицина, укол, шприц, игла, наркомания

Несмотря на происходящее, все собеседники агентства подчеркнули, что в сфере реабилитации наркозависимых конкурировать нельзя Фото: Алексей Гущин © URA.RU

Денис Федосеев заявил «URA.RU», что и сам недавно столкнулся с проблемами: у него сожгли автомобиль, а пока он отдыхал на черноморском побережье некто пытался спалить здание «Решения», однако с огнем удалось справиться до приезда пожарных. При этом претензий мужчина ни к кому не имеет. «Были мысли, коварные планы, но я отпустил этот негатив. Я делал в жизни много действий неправильных, много ущерба нанес, возможно, меня до сих пор ассоциируют с тем человеком, которым я был раньше», — эмоционально пояснил он.

По его мнению, ажиотаж выгодно создавать людям, которые проходят обвиняемыми по делу «Ирис-центра» — «ребята просто затаили обиду». «Конкуренции вообще не может быть — это титанический труд, а не бизнес. Мы даже рекламы не даем, к нам приходят через „сарафанное радио“, и наркоманов много, дам рекламу — звонки пойдут, куда я их всех дену? Когда центр был переполнен, я своих ребят отдавал в ту же „Надежду“, в „Новую жизнь“ в Тюмени, в „Ковчег“. Обвинения просто смешны и тщетны», — подчеркнул Федосеев. Директор «Ириса» Артем Никулин [«Ирис-центр» основан бывшими сотрудниками «Ириса» Павлом Торохтием и Дмитрием Юшковым, причиной послужил конфликт с Никулиным — прим.ред.], напарник Дениса Федосеева в управлении «Решением», сказал агентству, что, прежде чем делать какие-либо выводы, нужно дождаться от правоохранительных органов результатов расследований. «Те, кто обвиняет, возможно, просто не совсем компетентны — нужно у них спросить, работали ли они по закону, соблюдалась ли те же правила пожарной безопасности? Никаких трений у нас ни с кем нет», — добавил Никулин.

По мнению Максима Пульникова, скандалы не утихнут, пока сфера помощи людям с зависимостями не перестанет находиться вне правового поля. «Это некий парадокс российской системы — никто не знает, как правильно вести реабилитацию, кто это должен делать: психологи, полиция или врачи — очень много разных мнений. Пока государство не придет к единому, такой бардак и будет твориться, кто попало сможет заниматься этой деятельностью, а людей держать и в подвалах, и в наручниках», — объяснил он.

С его точкой зрения согласен и руководитель центра реабилитации «Ковчег» Артем Шелепов. По его словам, ситуацию могло бы исправить создание ассоциации реабилитационных центров. «Если будет некое собрание руководителей, будет и больше прозрачности, меньше передергивания одеяла на себя. Станет проще и понятнее, у кого какие цели и кто куда двигается. В случае инцидентов и неправомерных действий можно было бы применять санкции. Раньше была подобная организация среди уральских центров, но потом она куда-то растворилась», — заключил Шелепов.

Вера Чернышева

По материалам: «URA.RU»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru