Home / Общество / Полковника Дмитрия Захарченко отрывают от чтения

Полковника Дмитрия Захарченко отрывают от чтения

СКР требует ограничить срок ознакомления бывшего полицейского с уголовным делом

Сегодня Басманный суд Москвы рассмотрит ходатайство Следственного комитета России (СКР) об ограничении срока ознакомления с собственным уголовным делом полковника-миллиардера Дмитрия Захарченко. Защита бывшего замначальника управления МВД утверждает, что он не снижал темпов чтения материалов расследования, а ходатайство СКР, по мнению адвоката, может свидетельствовать о том, что следствие уже согласовало с Генпрокуратурой РФ обвинительное заключение, которое надзорное ведомство должно утвердить перед отправкой дела в суд. Пока же родня Дмитрия Захарченко, в том числе его находящийся под домашним арестом отец, продолжает жить в квартирах, уже конфискованных судом в связи с делом полковника.

Для адвоката Александра Горбатенко, который представляет интересы Дмитрия Захарченко, ходатайство СКР стало неожиданностью. «Ознакомление мой подзащитный начал в середине декабря прошлого года и в среднем в месяц прочитывал четыре-пять томов,— пояснил защитник.— Осталось еще два тома, но Дмитрий Захарченко заявил о необходимости повторного ознакомления с некоторыми материалами, поэтому мы согласовали со следствием, что окончим ознакомление в начале августа. И вдруг мне сообщили, что следствие обратилось в Басманный суд с ходатайством об ограничении». По предположению защитника, такая спешка может объясняться тем, что «следствию удалось согласовать с Генпрокуратурой России детали обвинительного заключения».

В уголовном деле Дмитрия Захарченко, как не раз рассказывал “Ъ”, три эпизода. В двух из них речь идет о взятках, полученных, по версии следствия, полицейским от владельца ресторана La Maree Меди Дусса. В одном случае, говорится в деле, полковник получил $800 тыс. за общее покровительство бизнесу, во втором — дисконтную карту, с помощью которой бывший полицейский сэкономил 3,5 млн руб., расплачиваясь в ресторане. Еще один эпизод связан с делом о хищениях в АО «Электрозавод». По версии следствия, в январе 2016 года Дмитрий Захарченко, узнав о готовящихся в рамках этого дела обысках в Нота-банке, где у предприятия находились счета, предупредил свою знакомую — финдиректора кредитного учреждения Галину Марчукову.

По мнению следствия, Дмитрий Захарченко знакомится со своим делом слишком медленно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Общая сумма взяток по коррупционным эпизодам в деле Дмитрия Захарченко не превысила 49 млн руб., однако широкую известность он получил в связи с совсем другими деньгами: при обысках только в квартире, оформленной на сводную сестру полковника, было найдено около 8 млрд руб. в разной валюте, а в целом следователи и оперативники изъяли порядка 9 млрд руб. После этого по требованию Генпрокуратуры у самого полковника и его родни судом было обращено в пользу государства большое количество недвижимости и другого имущества. «Общая стоимость имущества, фактически уже конфискованного решением Никулинского районного суда города Москвы у родных и близких Дмитрия Захарченко, превысила 9 млрд руб.,— отметил защитник Горбатенко.— Причем в эту сумму вошли и денежные средства, которые могли быть изъяты только по обвинительному приговору суда, да и то в случае, если был бы установлен их преступный характер». Таким образом, по мнению господина Горбатенко, было допущено серьезное нарушение закона. Другим нарушением адвокат считает «необоснованное расширение круга лиц, к которым было обращено взыскание Генпрокуратуры в рамках антикоррупционного законодательства». По мнению Александра Горбатенко, обращать в доход государства до приговора суда можно было лишь то, что записано на жену и несовершеннолетних детей полковника, но не на сторонних лиц. «Нашим правоохранителям надо либо соблюдать уже действующий закон,— заявил господин Горбатенко,— либо на законодательном уровне добиться расширения круга лиц и предметов, в отношении которых может быть наложено подобное взыскание при применении антикоррупционного законодательства». А вот если бы конфискация имущества осуществлялась по результатам уголовного процесса, то следствию, по мнению защитника, пришлось бы еще доказывать, что родственники и близкие Дмитрия Захарченко знали, что его имущество было добыто преступным путем. А сделать это, считает защитник, в случае с полковником Захарченко было бы «весьма проблематично». «В обоснование своего иска об обращении имущества в доход государства, поданного в Никулинский суд, Генпрокуратура представила лишь специально отобранные материалы секретного уголовного дела, основу которых составили оперативные справки ФСБ,— пояснил Александр Горбатенко.— Но по таким справкам можно отнять деньги у любого».

Между тем родня полковника и сегодня продолжает жить в уже конфискованных квартирах. «Родных и близких лишь ограничили в праве владения и распоряжения жильем,— пояснил адвокат.— Поэтому даже отец полковника Виктор Захарченко, которого обвиняют в растрате 4 млн руб. из средств банка «Московское ипотечное агентство», по-прежнему находится под домашним арестом у себя дома». Отметим, что дело Виктора Захарченко и его сообщников уже поступило на рассмотрение в Мещанский суд Москвы. Если суд ограничит Дмитрия Захарченко в ознакомлении с его делом, то процессы отца и сына пройдут почти одновременно.

Алексей Соковнин

По материалам: «Коммерсант.ru»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru