Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 17 11 2018
Home / Общество / «Это наша дорога»

«Это наша дорога»

РЖД бьется с болгарским бизнесом за рельсы на Кривом Колене

В Петербурге РЖД пытается вернуть контроль над двумя километрами рельсов. Им противостоят «наследник Ленметростроя» и болгарская компания без признаков производства.

«Это наша дорога, мы сами ее построили», — говорят бизнесмены. «Эти рельсы наши, мы сами их реконструировали», — утверждают в РЖД. Смольный пока выжидает и наблюдает за конфликтом. Бизнес пишет письма Путину и жалуется на рейдерский захват. Но кто в этой истории прав, пока не могут толком разобраться даже в Университете путей сообщения. Сотрудники вуза уже второй раз будут выступать судебными экспертами в споре РЖД с частным собственником.

«Это наша дорога». РЖД бьется с болгарским бизнесом за рельсы на Кривом Колене

Александр Евстафьев/Интерпресс

В 2014 году фирма «А-К Евроинвест», зарегистрированная в Болгарии российским гражданином Александром Ларионовым, купила у собственника ООО «Метролес» 1456 м железнодорожных путей. Эти «частные» рельсы тянутся от светофора № 4, отстоящего немного поодаль от станции Ижоры, в направлении Рыбацкого. От светофора и до стрелочного перевода № 101 на этом же направлении всего 1879 метров. Кроме участка, купленного болгарской компанией, в эту длину входит еще 423 метра, оставшиеся в собственности «Метролеса». Для понимания Ларионов нарисовал схему:

«Это наша дорога». РЖД бьется с болгарским бизнесом за рельсы на Кривом Колене (Иллюстрация 1 из 2) (Фото: Александр Ларионов)

Александр Ларионов

Дальше стрелка переводит на ветку, отклоняющуюся вправо и через несколько километров приводящую к солодовенному заводу «Невский берег» в Усть-Славянке. Когда-то здесь, на невской излучине Кривое Колено, были земли и хозяйство Ленметростроя; садоводство, прилегающее к заводу, до сих пор называется СНТ Ленметростроя. Здесь же, в Усть-Славянке, работал лесопромышленный комбинат (ЛПК-6), тоже относившийся к Метрострою. Его сотрудникам и выделялись участки еще в 1976 году.

«Наследником» Ленметростроя после перестройки стал «Метролес» (головная компания — ООО «Метрокомплекс»), который сейчас, согласно СПАРКу, занимается подготовкой к продаже недвижимости. Директор компании Константин Петунин поясняет, что солодовенный завод теперь работает на половине площадей бывшего ЛПК-6. Другую часть территории занимают причалы, с них грузят свою продукцию Ижорские заводы. А садоводов «подвинули»: значительный кусок забрали строящиеся жилые комплексы «Невские паруса», «Петр Великий» и «Живи в Рыбацком». 200 садовых участков на дорожающей дефицитной земле — в такой экономической ситуации Смольный в 2012 году решил не продлевать с садоводами договоры аренды. С тех пор они воюют в судах за право собственности на участки.

Скриншот с кадастровой карты

Песня болгарского гостя

Зачем Александру Ларионову понадобилось покупать железнодорожное сооружение в полтора километра длиной (только рельсы, без земельного участка), он объяснял сбивчиво. Сначала заявил, что в Усть-Славянке подыскал некий ангар, который то ли уже арендовал, то ли только намеревался. По купленному участку путей ему туда якобы должны были возить сырье. «Там три завода, они сдают в аренду склады, я хотел логистический бизнес, – заявил бизнесмен. – А этот участок купил, потому что только на один хватило денег… потом еще другие участки хотел…» Обещание прислать договор аренды с неким «заводом лакокрасочных изделий» – на площадку в 300 кв. м — закончилось письменным ответом: «Вы наверное плохо меня расслышали, я Вам сказал что я планировал заниматься бизнесом, и хотел брать в аренду ангар ,но после всего что происходило и не изестно что будет дальше, хочется уехать из Роосии!» (орфография и пунктуация автора сохранены. — Прим. ред.).

Как конкретно называется «завод лакокрасочных изделий», Ларионов тоже не знал: «У меня с собой бумаг сейчас нет. Я вам сброшу потом».

Про свой иностранный бизнес рассказал туманно — в Болгарии, по его словам, у компании имеется фабрика, производящая туалетную бумагу и салфетки. Другой завод у него якобы работает в Германии. Cайта у компании при этом нет. «Сайт делали, чисто для корпоративной почты, но его уже не ведут, так как на gmail удобнее», – поясняет владелец бизнеса. В Сети следов работы обоих заводов найти не удалось.

Спустя некоторое время бизнесмен уже не пытался как-то объяснить «Фонтанке» экономический смысл своего приобретения. А просто говорил, что в такой покупке нет ничего незаконного. Попытка убедить редакцию в том, что по частному участку путей ходят «Сапсаны», тоже потерпела неудачу. Скоростной поезд проходит южнее, через Петро-Славянку. В ответ на предъявленную карту маршрута Ларионов заявил, что опять ошибся, а про «Сапсаны» ему якобы рассказали работники РЖД.

В марте 2017 года господин Ларионов отправил обращение в приемную президента, заявив в нем, что ОАО «РЖД» «производит рейдерский захват чужой собственности, принадлежащей европейской фирме, с использованием подложных документов и административного ресурса». Еще одно обращение отправлено Путину в мае 2017 года. Требования, в сущности, просты — РЖД должны заключить с частными собственниками договоры аренды железнодорожных путей. И затем, соответственно, по ним платить.

В текстах эмоционально повествуется о том, что компания после сделки с «Метролесом» обратилась в управление землеустройства комитета имущественных отношений (КИО), с тем чтобы оформить земельный участок под путями. Комитет больше года тянул с согласованием, и Ларионов подал жалобу в горпрокуратуру. После чего, как сообщается, в КИО собрали совещание с участием «А-К Евроинвест», «Метролеса» и представителей РЖД. На встрече, пишет Ларионов, выяснилось, что «собственность использует ОАО «РЖД» в своей хозяйственной деятельности и считает её своей». А чиновник КИО посоветовал железнодорожникам подавать в арбитраж.

«Перекроем солодовне путь»

Глава «Метролеса» Константин Петунин оказался более словоохотливым. По крайней мере он без обиняков объяснил цель покупки полутора километров рельсов, которые никуда не ведут. «Как с какой целью? Это один из вариантов заработка – на проезде. Вполне законный», – заявил бизнесмен «Фонтанке».

Переговоры с РЖД в разных форматах, по словам Петунина, продолжаются с 2002 года. Тогда госкомпания просила «Метролес» о продаже той самой нарисованной на схеме части путей – от стрелки до светофора. Переговоры велись, но ничем не завершились, утверждает он. Более того, с его слов, в 2006-2007 годах между частным бизнесом и госкомпанией все-таки шли разговоры об аренде. В РЖД якобы заявляли, что для заключения договора аренды нужно лишь оформить землеотвод под путями. «В 2011 году мы все зарегистрировали. А они в ответ подали в суд, чтобы наше зарегистрированное право собственности на сооружение признать отсутствующим. Абсолютно безосновательно», – считает владелец «Метролеса».

В 1990-х годах вся эта ветка, от производственной площадки ЛПК-6 и до станции Ижора (пять километров), принадлежала «Метролесу». Позже, в двухтысячных, несколько частей пути, 3150 метров (с 3 по 9-й участок), были проданы заводу «Невский берег». «Метролесу» остались 1, 2, 10 и 11 участки. «Владельцы завода подтверждали свою собственность на часть путей по суду, когда проводили реконструкцию, в 2007 году, – рассказывает Петунин. – Им не хотели ее регистрировать, так как в ходе реконструкции изменился профиль пути. Через Фонд имущества пришлось получать справки о переходе права собственности. Мы им помогали. Потом они обанкротились. Сейчас там новые владельцы, с нами они перестали общаться».

Новые владельцы и вправду говорят, что знать не знают ни о «Метролесе», ни о господине Ларионове с его фирмой. Напомним, «Невский берег» в Усть-Славянке — чуть ли не крупнейший в Европе солодовенный завод. Запущенный в 2008 году, он поставляет продукцию в том числе железнодорожным транспортом, используя услуги частных перевозчиков. Владельцем площадки с 2015 года является ООО «Ностерс», а «Балтийская солодовенная компания» развивает там производство – «совместно с «Ностерс», гласит сайт компании. Никакого отношения к Петунину и Ларионову они не имеют, какого-то интереса в конфликте — тоже, заявил «Фонтанке» директор по экономической безопасности «Балтийской солодовенной компании» Сергей Попов.

В «Метролесе» полагают, что администрация завода лукавит. А Петунин обещает выяснить отношения с «Невским берегом» «как только разберется с РЖД». «Завод должен нам деньги за провоз своего товара. И не только он, а еще пара компаний, которые сидят на нашей ветке и гоняют вагоны до станции Ижоры, – пояснил он. – Пока нет, не платят. Мы отправляем претензии, но они молчат. Вот разберемся с РЖД и перекроем им путь».

До 2015 года солодовенный завод был в собственности ЗАО «Невский берег» Андрея Манского и Константина Баринова, основателей крупнейшего в России производителя напитков, новгородского завода «Дека». Именно им территорию и продали «наследники Ленметростроя». «Квас не кола, пей «Николу», – это их пиар звучал лет 10 назад из телевизоров. Но позже акционеры решили поделить бизнес. Конфликт собственников для Манского едва не закончился тюрьмой — дело о правах на товарные знаки было возбуждено по заявлению Баринова, но впоследствии закрыто. Завод «Невский берег» ушел за долги, ЗАО «Невский берег» прекратило деятельность в 2016-м.

Любопытно, что прошлое «болгарского гостя» Александра Ларионова тоже может быть связано с этим производством. В 2001 году он был одним из учредителей, директором и бухгалтером ООО «Невский берег», которое позже перерегистрировали как ЗАО. Сам Ларионов заявляет, что после 2001 года он «продал эту компанию». СПАРК подтверждает, что юрлицо зарегистрировали до 2002 года. В 2003-м директором числится уже Аркадий Щербак; в 2005-м учредителями становятся Андрей Манский и Константин Баринов. К слову, разругавшихся собственников до сих пор объединяет один действующий бизнес. Это частная детско-юношеская школа настольного тенниса «Спартак» с юридическим адресом на проспекте Ветеранов. Баринов, Манский и упомянутый выше Аркадий Щербак входят в число ее учредителей с 2005 года.

Цена процесса

Письмо Ларионова в прокуратуру успеха не имело: надзорное ведомство оснований для реакции не нашло, посчитав конфликт спором двух хозяйствующих субъектов. Сами же субъекты пока не видят конца тяжбам. Как и издержкам на судебные нужды. История госзакупок РЖД содержит данные о том, что только лишь по одному из исков госкомпания истратила девять миллионов рублей на юридическую помощь. Представлять РЖД в суде взялась петербургская АК «НЭК». Там ситуацию прокомментировать не смогли.

В пресс-службе РЖД настаивают, что конфликт связан с «защитой прав железной дороги на 3-й главный магистральный путь между станциями Рыбацкое и Ижоры». Согласно этой версии, перегон между станциями был построен в 2001-2002 годах в рамках программы реконструкции станций Санкт-Петербургского железнодорожного узла, после чего передан в собственность ОАО «РЖД». В том числе в собственность был оформлен шестикилометровый участок, включающий в себя спорную часть.

«Право собственности на путь зарегистрировано в установленном порядке. Однако это не стало препятствием для регистрации в 2011 году за ООО «Метролес» права собственности на два участка пути, протяженностью 423 и 1456 метров, и предъявлению ОАО «РЖД» требований об оплате их использования, – гласит официальный комментарий. – В 2014 году участок пути протяженностью 1456 метров продан иностранной компании…, которая также настаивала на выплате ей вознаграждений от транзита вагонов».

В феврале городской арбитраж назначил судебного эксперта из университета путей сообщения (ПГУПС). Кандидат наук Андрей Никитчин (с «Фонтанкой» он беседовать отказался) должен был за 270 тысяч рублей установить, накладывается ли, полностью либо частично, объект недвижимости РЖД (6 км) на участок болгарской фирмы. Экспертизу провели, однако результаты ее пока неизвестны. А 21 июня суд, по настоянию РЖД, вновь назначил экспертизу, еще одну: на этот раз за 300 тысяч рублей три специалиста ПГУПС должны будут установить или опровергнуть сам факт существования спорного участка. Сравнивать реальность будут с техническим паспортом, выданным в 2001 году ООО «Метрокомплекс», и актом разграничения балансовой принадлежности на пути, выданным в том же году.

В КИО «Фонтанке» заявили, что Смольный в этом конфликте занимает наблюдательную позицию. «Кто прав, а кто не прав, должен решить суд, и только суд здесь выступает в качестве арбитра, а не КИО. Комитет участвовал в этом вопросе только в части формирования и утверждения границ участка под путями. Сейчас участок сформирован и поставлен на кадастровый учет. Остается открытым вопрос о его предоставлении, – рассказали в пресс-службе ведомства. – Мы можем предоставить участок только собственнику. Ждем окончательного вердикта».

Елена Зеликова

По материалам: «Фонтанка.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru