Главная / Общество / Плывут рекою… топоры

Плывут рекою… топоры

Челябинск оккупировали бобры

Зная, что город готовится к саммиту ШОС и БРИКС (он пройдет в 2020-м году. — Ред.), вышел я на берег Миасса, чтобы посмотреть, как преобразуется набережная. И что же?

Возле воды лежат толстенные тополя. Ну, думаю, подмыло водой… Замечаю, однако, что ближе к корню деревья будто срублены. Причем странно как-то: стволы в этом месте напоминают песочные часы. Ба! Да это же бобры!

Прошелся вдоль берега еще метров 500, распугивая стайки зимующих здесь уток. В одном месте я заметил бобровую плотинку, но подойдя ближе, понял, что ошибся — это на мелководье собрался городской мусор. (Ну, действительно, не станут же бобры строить запруду из старых автомобильных шин, пивных банок и строительных поддонов!). А где, кстати, они живут? Бобровых хаток я не заметил. Обратился с этим вопросом к знатоку птиц и животных, фотографу-анималисту Евгению Попову.

— «Городские» бобры живут в норах, — ответил Евгений, — они строят их на высоком берегу реки. Выход из норы ведет к воде. Ее чистота грызунов устраивает, рыбу они не едят, а деревьев вдоль берегов Миасса растет достаточно. Бобров у нас довольно много, и не надо этому удивляться. Они живут от Шершневской плотины до улицы имени Пети Калмыкова на металлургическом комбинате. И чувствуют, видимо, себя весьма комфортно! Мы их не трогаем, и они нам особо не докучают.

Дело — в шапке

Надо же, а ведь в конце прошлого века бобров, казалось бы, свели на нет. В то время ведь каждый уважающий себя мужчина, чтобы подчеркнуть статус, носил бобровую шапку. Стоили такие шапки немалые деньги — 150 рублей, и охотники стали добывать бобров, да так активно, что в 1972 году в этой битве «смертью храбрых» пал последний бобр.

Потом энтузиасты решили возродить этих животных, стали завозить и расселять бобров, как сделали это в городе Миассе. На реке Черной соорудили несколько плотинок, завезли зубастиков, и они начали активно размножаться. Сейчас бобры встречаются повсеместно.

Тотальное наступление

— В Черемшанскому логу лесничество соорудило «противопожарный пруд» и запустило туда на радость рыбакам ротана, который с успехом плодится в стоячей воде, — рассказал краевед Федор Жижилев. — Но бобры его проигнорировали, и построили свой, примерно 40 на 15 метров! Никогда прежде такого не видел. А вообще, скоро будет некуда от бобров деваться… Например, жители деревни Лаклы рассказывают, что на горной реке Ай, они даже нападают на баркасы! Может, шутят, а может и нет.

Конфликт с «садистами» удалось затушить

Бобры в области стали быстро плодиться и осваивать новые территории, но тут начался конфликт. Строя плотинки, бобры очищают воду за счет естественной фильтрации. (Кстати, рост количества зверей говорит о том, что вода в области стала все-таки, чище). В возникшие водоемы птицы на лапках заносят икринки, и в них появляется рыба. Но есть и обратная сторона медали. План своего жилья бобры ни у кого не утверждают, строятся где попало. В итоге некоторые речки мелеют, а другие, наоборот, разливаются и подтопляют луга и пашни. В городе Миассе таким образом бобры помешали садоводам. «Садисты» разогнали бобров, но тут другая напасть — все высохло, и стали гореть торфяники. Пришлось с садоводами вести разъяснительную работу.

Можно сказать, что бобры размножаются в реке Миасс так же быстро, как белки в городских парках. В городе бобры людям, вроде бы, не мешают. Равно как и наоборот. Вот только во время строительства объектов ШОС и БРИКС, например, огромной гостиницы, которая разместится на берегу реки, бобрам, видимо, придется потесниться. Или же продолжать рыть… под объекты саммита.

Сергей Смирнов

«Новый вторник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru