Плывут рекою… топоры

Челябинск оккупировали бобры

Зная, что город готовится к саммиту ШОС и БРИКС (он пройдет в 2020-м году. — Ред.), вышел я на берег Миасса, чтобы посмотреть, как преобразуется набережная. И что же?

Возле воды лежат толстенные тополя. Ну, думаю, подмыло водой… Замечаю, однако, что ближе к корню деревья будто срублены. Причем странно как-то: стволы в этом месте напоминают песочные часы. Ба! Да это же бобры!

Прошелся вдоль берега еще метров 500, распугивая стайки зимующих здесь уток. В одном месте я заметил бобровую плотинку, но подойдя ближе, понял, что ошибся — это на мелководье собрался городской мусор. (Ну, действительно, не станут же бобры строить запруду из старых автомобильных шин, пивных банок и строительных поддонов!). А где, кстати, они живут? Бобровых хаток я не заметил. Обратился с этим вопросом к знатоку птиц и животных, фотографу-анималисту Евгению Попову.

— «Городские» бобры живут в норах, — ответил Евгений, — они строят их на высоком берегу реки. Выход из норы ведет к воде. Ее чистота грызунов устраивает, рыбу они не едят, а деревьев вдоль берегов Миасса растет достаточно. Бобров у нас довольно много, и не надо этому удивляться. Они живут от Шершневской плотины до улицы имени Пети Калмыкова на металлургическом комбинате. И чувствуют, видимо, себя весьма комфортно! Мы их не трогаем, и они нам особо не докучают.

Дело — в шапке

Надо же, а ведь в конце прошлого века бобров, казалось бы, свели на нет. В то время ведь каждый уважающий себя мужчина, чтобы подчеркнуть статус, носил бобровую шапку. Стоили такие шапки немалые деньги — 150 рублей, и охотники стали добывать бобров, да так активно, что в 1972 году в этой битве «смертью храбрых» пал последний бобр.

Потом энтузиасты решили возродить этих животных, стали завозить и расселять бобров, как сделали это в городе Миассе. На реке Черной соорудили несколько плотинок, завезли зубастиков, и они начали активно размножаться. Сейчас бобры встречаются повсеместно.

Тотальное наступление

— В Черемшанскому логу лесничество соорудило «противопожарный пруд» и запустило туда на радость рыбакам ротана, который с успехом плодится в стоячей воде, — рассказал краевед Федор Жижилев. — Но бобры его проигнорировали, и построили свой, примерно 40 на 15 метров! Никогда прежде такого не видел. А вообще, скоро будет некуда от бобров деваться… Например, жители деревни Лаклы рассказывают, что на горной реке Ай, они даже нападают на баркасы! Может, шутят, а может и нет.

Конфликт с «садистами» удалось затушить

Бобры в области стали быстро плодиться и осваивать новые территории, но тут начался конфликт. Строя плотинки, бобры очищают воду за счет естественной фильтрации. (Кстати, рост количества зверей говорит о том, что вода в области стала все-таки, чище). В возникшие водоемы птицы на лапках заносят икринки, и в них появляется рыба. Но есть и обратная сторона медали. План своего жилья бобры ни у кого не утверждают, строятся где попало. В итоге некоторые речки мелеют, а другие, наоборот, разливаются и подтопляют луга и пашни. В городе Миассе таким образом бобры помешали садоводам. «Садисты» разогнали бобров, но тут другая напасть — все высохло, и стали гореть торфяники. Пришлось с садоводами вести разъяснительную работу.

Можно сказать, что бобры размножаются в реке Миасс так же быстро, как белки в городских парках. В городе бобры людям, вроде бы, не мешают. Равно как и наоборот. Вот только во время строительства объектов ШОС и БРИКС, например, огромной гостиницы, которая разместится на берегу реки, бобрам, видимо, придется потесниться. Или же продолжать рыть… под объекты саммита.

Сергей Смирнов

“Новый вторник”

Ранее

Крайним сделали лейтенанта

Далее

Чтобы зажигались новые звезды…

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru