Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 25 08 2019
Home / Общество / Добрались и до цифры

Добрались и до цифры

Мошенники научились подделывать электронную подпись

Первый такой случай был зафиксирован в Москве — житель столицы Роман Салтовский, сам того не ведая, через интернет «подарил» свою квартиру незнакомцу.

— В 2013-м у меня умерла мама, и отец, будучи уже в преклонном возрасте на инвалидности, побоявшись быть собственником квартиры, оформил дарственную на меня. С 2014-го я являюсь собственником квартиры, — рассказывает Роман. — Недавно мне позвонил папа и сказал, что, когда оплачивал ЖКУ, случайно увидел в платежке другую фамилию.

Я подумал, что это техническая ошибка, но попросил отца уточнить этот момент в МФЦ. Там папе сказали, что, скорее всего, я продал квартиру, а ему об этом ничего не сказал. Взяв все документы на недвижимость, хранившиеся дома в сейфе, я помчался в Росреестр, но там только развели руками.

Выяснилось, что я, оказывается, самолично подарил квартиру неизвестному мужчине еще в октябре 2018 года! На вопрос, как я мог такое сделать, если все документы о собственности находятся у меня на руках, мне ответили, что сделку провели в онлайн-режиме, воспользовавшись электронной подписью, полученной через личный кабинет на портале «Госуслуги». Но я такую услугу точно не заказывал. Правда, вспомнил, что прошлой осенью мой личный кабинет пытались взломать. Об этом я сразу же написал в техподдержку, и мне ответили, что у них не зафиксировано посторонних вмешательств.

В Росреестре сказали, что переход собственности произошел без участия нотариуса, а договор дарения подписан с двух сторон электронными подписями.

В результате всех этих действий собственником 39-метровой «однушки» в спальном районе Москвы стал житель Уфы Илья. По его словам, он, простой машинист локомотива, сам в шоке, знать не знает ни о какой принадлежащей ему квартире в столице, про электронную подпись слышал только по телевизору, но сам ее никогда не имел, на недвижимость Романа не претендовал и не претендует.

— Электронная цифровая подпись (ЭЦП) — это цифровой аналог собственноручной подписи правообладателя. Использование ЭЦП эквивалентно личному участию. Если у человека есть цифровая подпись, то дополнительного подтверждения собственноручной подписи, которая фигурирует, допустим, в паспорте, при предоставлении документов в электронном виде не требуется, — пояснили в Росреестре.

Там также отметили, что сейчас «государственными регистраторами проводится проверка подлинности ЭЦП и статуса сертификата через специализированный сервис».

Самое удивительное, что получить электронную подпись — это целая история. ЭЦП — это не просто виртуальный автограф, это сохраненный на персональной флешке индивидуальный ключ-код ко всем документам владельца в виртуальном пространстве. Оформить ее можно только в специально аккредитованном управляющем центре, лично предоставив туда паспорт и СНИЛС. Учитывая, что в стране таких центров аж 492, остается только догадываться о степени контроля за ними.

В связи с резонансным случаем Росреестр сообщил, что необходимо усилить контроль за этими центрами, но, в чем будет заключаться усиление контроля, не уточнил. Ну а как контролировать киберпреступников в эпоху цифровизации, и вовсе никому не понятно.

— Если мошенники разберутся с тем, как можно в свою собственность или в собственность своих подельников переоформлять недвижимость по электронной цифровой подписи, думаю, таких прецедентов будет огромное количество. В ближайшее время на законодательном уровне надо урегулировать вопрос о том, чтобы подобное было в принципе сделать невозможно, — говорит адвокат Олег Сухов.

Коллега Сухова адвокат Алексей Михальчик считает, что произошедшее с Салтовским, «скорее всего, является обкаткой очередного вида кибермошенничества — возможностью совершения сделок удаленно». По мнению Михальчика, новая технология скоро может стать весьма популярной:

— Цифровые технологии, конечно, облегчают жизнь, но при наличии определенных хакерских навыков у вас могут забрать квартиру. Бумажный документооборот минимизировал риски. Хотя тоже были случаи мошенничества с участием нотариусов и похожих на владельцев недвижимости личностей. У электронной подписи есть потенциал, что такие схемы будут дальше распространяться. Мне кажется, что здесь баланс — удобства для всех или риск для отдельных людей — не совсем соблюден. Государство должно работать над степенью защиты электронной подписи, а правоохранительные органы искать киберпреступников.

Пока точно неизвестно, что же произошло — спланированная афера или сбой в системе и как два человека, сами того не ведая, стали обладателями виртуальных подписей. В запутанной ситуации будут разбираться в прокуратуре, Росреестре и МФЦ, а пока все стоят на ушах, Салтовский написал заявление о мошенничестве в полицию и прокуратуру и нанял адвоката. Роман намерен оспаривать в суде удостоверенный электронной подписью договор дарения квартиры.

Елена Хакимова

«Новый вторник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru