Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 25 08 2019
Home / Общество / Поможет ли «мусорная реформа» подешеветь яйцам?

Поможет ли «мусорная реформа» подешеветь яйцам?

Ответ на этот интригующий вопрос спецкор «НВ», как ни странно, нашла на действующем в Подмосковье финском заводе «Хухтамаки С.Н.Г.»

Это предприятие производит каждую третью яичную упаковку в стране, ежегодно перерабатывая около 150 тысяч тонн макулатуры. Покупая в магазине яйца, мы оплачиваем все расходы этого предприятия по выпуску упаковки, самый затратный из которых — макулатура.

Из макулатуры — в упаковку

Переработкой бумажных отходов занимаются много предприятий в стране, ведь это уже готовое сырье для производства большого ассортимента продукции, от салфеток, коробок, лотков для овощей, ложементов для косметики до транспортной упаковки и гипсокартона. Компания «Хухтамаки С.Н.Г.» заняла свою нишу в ряду переработчиков макулатуры. Здесь из бумажного волокна делают яичную упаковку, причем весьма эффективно — два цеха работают без остановки 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Завод напрямую, без посредников, сотрудничает более чем с 50-ю птицефабриками в нашей стране, Белоруссии и Финляндии.

— В октябре планируем запустить восьмую линию, а следующий стратегический проект компании — еще один завод в России, в особой экономической зоне «Титановая долина», чтобы в обозримом будущем запустить производство и обеспечить упаковкой для яйца Урал, восточные регионы и часть рынка СНГ» — говорит исполнительный директор «Хухтамаки С.Н.Г.» Гала Мансурова.

На российский рынок финская компания Хухтамаки, имеющая богатую историю, десятки заводов по всему миру, лидерство в производстве одноразовой посуды и упаковки для яйца, пришла в 1994 году. Как оказалось — своевременно и весьма удачно, так как ниша была свободна, а спрос на товары для FoodService только начинал расти. Сегодня «Хухтамаки С.Н.Г.» обеспечивает одноразовой посудой ряд сетевых ресторанов быстрого питания, такие как McDonald’s, Burger King, KFC. Второе направление ее деятельности — переработка бумажного вторсырья, выпуск держателей для стаканов и мелкоштучной яичной упаковки на 10, 6, а с этого года 15 штук — у отечественных птицефабрик именно такая коробка сейчас пользуется спросом.

Вторая жизнь бумаги

Как работают с макулатурой на заводе? Покупают у заготовителей, сборщиков вторсырья, которые должны предоставить товар в соответствующем виде — убрать из бумаги скотч, скрепки, посторонние включения, спрессовать в блоки весом 300–400 кг. Макулатура бывает разных сортов и цветов (белая и серая), от этого зависит ее цена и рецепты переработки.

— Мы работаем с первичной макулатурой, которая не попала на свалку, мусорный полигон, — поясняет начальник отдела продаж и маркетинга компании Андрей Лещев. — Хотя у нашей продукции нет непосредственного контакта с пищей и она проходит термическую обработку, все же мы обращаем внимание на исходную микробиологию сырья.

Все производство похоже на мини-целлюлозный комбинат — макулатуру растворяют в воде до волокон и она проходит три стадии очистки, на первом этапе из нее удаляются грубые загрязнения в виде пленки, кусков скотча, потом пульпа проходит два этапа тонкой очистки и наконец из полученной массы удаляют воду и формует упаковку для яйца.

— Ничего сложного, сколько макулатуры попало в эту «кастрюлю», столько по массе упаковки и вышло, потерь практически нет, как и нет побочных отходов производства, даже вода очищается и используется в замкнутом цикле, — рассказывает начальник производства упаковки из бумажного волокна Анатолий Тимонин.

Почему финны в лидерах?

Если технология производства упаковки так проста, то сам собой напрашивается вопрос: почему иностранная компания ушла далеко вперед от отечественных производителей? Наверно у экономистов и бизнесменов есть свой вариант ответа, включая такие составляющие, как наличие внушительных инвестиций и своевременное освоение свободной рыночной ниши. В компании Хухтамаки свое лидерство объясняют просто.

— Мы давно занимается этим бизнесом, у нас в Голландии есть конструкторское бюро, которое проектирует и собирает производственные линии — высокого качества и в достаточном объеме. Мы умеем производить упаковку, технологии отработаны на 11 заводах по всему миру, знаем рынок, слышим клиентов и много инвестируем в производство — вот и все слагаемые успеха, — говорит Гала Мансурова.

Яичный бунт помог сдержать цену

Главная проблема переработчиков бумажных отходов, включая Хухтамаки, это рост цен на макулатуру и ее дефицит. За пять лет цена на макулатуру выросла в два раза: если в 2014 году гофрокартон стоил от 4,5 рубля за кг, то сейчас около 9 рублей, премиальная белая обрезь продавалась по 10–11 рублей, то теперь ее цена доходит до 20 рублей за кг. Это отражается на конечной цене яичной упаковки, так как большую долю в продукте занимает именно стоимость макулатуры, все остальное относительно стабильно — энергоносители, оборудование, зарплата, а также постоянно оптимизируются затраты и увеличивается эффективность производства, — уверяют на заводе.

По данным ассоциации «Лига переработчиков макулатуры», в 2018 году в России собрали и продали 3 млн 400 тысяч тонн макулатуры, при потребности в 4 млн 200 тысяч тонн, и примерно 800 тысяч тонн ушло на экспорт. При каждом скачке роста европейской валюты у сборщиков вторсырья повышается желание отправить макулатуру за границу.

— Дефицит бумажного сырья на отечественном рынке загоняет каждый год цену выше и выше, — констатирует Андрей Лещев.

На заводе помнят, как однажды в России вопрос дефицита макулатуры был решен эффективно. Это случилось осенью 2015 года — резко подорожало яйцо и народ стал роптать, обвинять птицефабрики в том, что они сознательно завышают цену. Волна возмущений прокатилась по всей стране, тема активно обсуждалась в СМИ, в Интернете. Стали разбирать себестоимость производства яйца, в том числе посмотрели на упаковку. Компания Хухтамаки предоставила в антимонопольный комитет свою себестоимость продукции, дала информацию по ценам на макулатуру. Неизвестно, что стало решающей каплей, но правительство объявило о временном запрете на экспорт макулатуры — с декабря 2015 года по апрель 2016 года. Эта мера помогла удержать цены на макулатуру, стабилизировать себестоимость упаковки, рынок и складские запасы. Но увы, запрет не был продлен.

Раздельный сбор отходов — миф или реальность?

Понятно, что глобальным решением проблемы являются не запреты, а увеличение сбора бумажных отходов, ведь сейчас в стране, по разным оценкам, собирают от 30 до 46% макулатуры, тогда как в европейских странах этот показатель колеблется от 60 до 95%. Сборщики сырья в основном работают с коммерческими источниками поставок макулатуры — из торговых сетей, типографий и предприятий. Но еще есть огромный жилой сектор и миллионы людей, которые не только за деньги, но и безвозмездно готовы сдавать макулатуру в хорошие руки.

С 1 января 2019 года в стране стартовала «мусорная реформа», по замыслу которой сбор макулатуры от населения должен увеличиться в разы — ведь этим займутся региональные операторы, которые должны эффективно перерабатывать мусор. Так где же они, эти новые поставщики макулатуры? И смогут ли они стать полноценными игроками рынка?

— Суть проблемы не в региональных операторах, — разъясняет ситуацию первый заместитель генерального директора Ассоциации

«Лига переработчиков макулатуры», генеральный директор и партнер ООО «Центр системных решений» Денис Кондратьев. — Согласно Федеральному закону от 24.06.1998 № 89-ФЗ (ред. от 25.12.2018) «Об отходах производства и потребления», основополагающим документом, на котором выстраивается региональная политика обращения с отходами, является постановление «Об утверждении территориальной схемы обращения с отходами». Так вот в этом документе не написано, что будет отдельный контейнер для макулатуры. Там всего двухконтейнерная система — один для вторичных материальных ресурсов, а второй просто мусорный. Что мы получаем? Макулатура — единственная биоразлагаемая фракция вторичных материальных ресурсов, если ее извазюкать в борще или кефире, то перерабатывать ее будет практически невозможно. Нет отдельного контейнера — нет значительного объема отсортированной макулатуры.»

По словам Дениса Кондратьева, раздельный сбор мусора в стране пока можно считать «потемкинскими деревнями», слишком много недоработок в законе и подзаконных актах, выпускаемых Минпромторгом. В Европе товаропроизводитель за утилизацию платит 100%, а у нас 10%. В прошлом году в России, а в стране всего 4,5 млн юридических лиц, сдали отчетность и заплатили эко-сбор только 15 тысяч предприятий, собрано 2 млрд 800 млн рублей. Но только на рекультивацию такого полигона как Кучино требуется несколько миллиардов.

Виктория Безуглова

«Новый вторник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru