Главная / Общество / Обвиненный в убийстве спецназовца Белянкина «возможно мертв»

Обвиненный в убийстве спецназовца Белянкина «возможно мертв»

Сторона подозреваемых пошла в контратаку

В деле об убийстве экс-спецназовца ГРУ, ветерана войны в Сирии 24-летнего Никиты Белянкина (он был убит ножом , когда заступился за двух парней около кафе в подмосковном Путилкове) — новый поворот. Отец одного из участников драки Оганнеса Айрапетяна объявил его в розыск и уверяет: сын был тяжело ранен, возможно, даже умер от травм. Меж тем следствие, по некоторым данным, как раз его подозревает в нанесении смертельного удара.

А вообще в той драке приняли участие сразу три сына Ромика Айрапетяна — кроме Оганнеса, это Гамлет и Грант, они арестованы.

С другой стороны под «горячую руку» следствия мог попасть и невиновный — по крайней мере так считают местные жители, которые собрали сотню подписей в поддержку бармена Нарека Степаняна. Нарека задержали самым первым, вменив 105 статью УК «убийство» (потом переквалифицировали на «хулиганство»).

Брат и отец Нарека сами пришли в редакцию, чтобы рассказать свою версию случившегося.

— Как бы ни развивались события, разве не ясен мотив — межнациональный конфликт? — первым делом спросила я обоих.

— Может и не совсем так, не спешите, — начинает отец Нарека, который после всего случившегося приехал из Армении в Москву. — Нарек сейчас в красногорском ИВС, от туда его должны скоро перевести в СИЗО. Он не убежал в Армению, хотя мог, и правильно сделал. Если закон нарушил, то пусть докажут и накажут. Но я уверен, что сын не мог никому вреда причинить.

Продолжает двоюродный брат Нарека Кристиан.

— Давно Нарек живет в России?

— Три года. Брат потихонечку налаживал свою жизнь. Сначала работал в этом же районе в пиццерии кассиром, потом устроился в бар «Бир хаус», который располагается в доме, где он живет.

Это обычное придомовое кафе мест на 30 среднего класса. Я там бывал, заходил к брату. Ничего особенного. Практически одни и те же лица за столиками. Если кто-то конфликтовал, то его просто просили выйти из заведения. Хоть у нас теперь и не лучшие отношения с хозяином кафе Гургеном Агаяном (он нас всех «подставил» своим отъездом), но справедливости ради скажу, что заведение пользовалось славой довольно тихого и спокойного места. Там многие местные жители просто сидели и чай пили.

— А в день убийства какие там были клиенты?

— Описываю, как все было по словам Нарека. Брат заступил в свою смену в 13 часов, и до 22.00, когда началась прямая трансляция матча по футболу, бар работал в обычном режиме. Один из посетителей по имени Грант — он друг хозяина бара — отмечал узким кругом свой день рождения. Но они ушли рано — часов в 17.00: переместились к нему на квартиру. Ближе к вечеру бар стал наполняться народом. И вот как Нарек описывает их: за барной стойкой сидели двое славянской внешности, в том числе реаниматолог Александр. В первом зале за одним столиком сидели еще двое славян, а за другим семейная пара. Там же были двое русских. В следующем зале находилась компания молодых людей и четыре девушки…

Сам конфликт начался все таки не в баре, а на улице. Когда один из посетителей по имени Александр и его друг сильно напились, хозяин бара попросил их выйти. И они сами вышли. Конфликт возник между другом Александра и группой моих соотечественников.

— Вы считает нормальным, когда толпа людей нападает на двоих?

— Конечно, нет. Никто же не оправдывает их. Объяснить поведение могу только излишним содержанием алкоголя в крови. А в итоге ведь стали задерживать всех подряд, чья фамилия заканчивается на «-ян». Но по факту многие армяне сами пытались предотвратить конфликт.

Нарек Степанян.

— Вы про брата?

— Да. Он оттаскивал хозяина бара. Единственный, кого касался Нарек, это владелец «Бир Хауса». Камеры это подтверждают. Но полицейские пользуются тем, что внутри бара нет видеонаблюдения, и выменяют ему сейчас, что он хулиганил в заведении. Брат не делал этого. Слава богу, что сняли обвинения в убийстве. А то ведь когда посольство Армении прислало запрос в следственные органы по Нареку, им ответили четко — обвиняется по 105 статье УК. Нарек даже проводил девушку одного из потерпевших из бара, чтобы ее не задели дерущиеся. Он неконфликтный, а наоборот, скорее миротворец.

Цитата из постановления о привлечении Нарека Степаняна в качестве обвиняемого: «Не установленные следствием лица, действуя совместно и согласовано со Степаняном, грубо выражаясь нецензурной бранью, применяя физическую силу, вытеснили из кафе посетителей Данилова В. и Сергеева А. на улицу, где нанесли им удары руками и ногами по голове, телу и конечностям, а затем, используя нож, нанесли им телесные повреждения в виде колото-резанного ранения в области брюшной полости Сергееву А.»

— На защиту Нарека встали местные жители, — продолжает собеседник. — Вот смотрите, собрали уже около ста подписей, приводятся все их паспортные данные.

— Правда, что хозяин бара, с которым жил Нарек, предложил ему бежать?

— Нарек действительно жил в одной квартире с Гургеном в целях экономии. Гурген, как я понял, в потасовке был. И он сказал брату, что у него могут быть «неприятности из-за каких-то придурков» (тех, что нож достали) и потому ему лучше уехать из страны. Но тогда он даже не сказал, что кого-то убили.

Узнал об этом Нарек позже, когда Гурген позвонил ему по дороге из такси (ехал в аэропорт Шереметьево). Он предложил брату тоже поехать, но Нарек отказался. Никаких мер к бегству он не предпринимал, все время был со мной.

Нарека задержали 2 июня, сказали, что в качестве свидетеля. Но по факту до 4-го числа его как будто от нас прятали. И как он из свидетеля превратился в обвиняемого в убийстве?!

Обвиненный в убийстве спецназовца Белянкина «возможно мертв»

Оганнес Арапетян.

Как стало известно «МК», один из участников драки, который был ранен, бесследно пропал. С заявлением в УВД Красногорска обратился его отец Ромик Айрапетян. Вообще все трое сыновей Айрапетяна в тот злополучный день оказались в гуще событий. Всем им предъявлено обвинение в убийстве. По словам отца, один из них — Оганнес — сам тяжело ранен (речь якобы об огнестрельном ранении) и пропал без вести.

— В Оганнеса, по нашим данным, стреляли два раза, — говорит адвокат Карен Нерсисян. — У него рана грудной клетки и шеи. С места происшествия, как говорят очевидцы, он уехал на такси. И пропал. Не исключено, что он умер от ранений. Возможно, его задержали и скрывают это (ждут, пока спадет общественный резонанс).

— Зачем бы это было нужно?

— Потому что, если ранения точно есть, то их не скрыть. И их наличие сильно меняет картину произошедшего.

— А кто мог бы стрелять в Оганнеса?

— Скорее всего, убитый спецназовец, ведь только у него было оружие.

— Очень странная история…

— Мы просим не спешить и во всем разобраться.

— Как вообще братья оказались возле бара?

— У Гранта Айрапетяна был день рождения. Разумеется, все братья пришли поздравить. На беду его квартира в том же доме, где бар. Гости, когда расходились, вышли из дома…

Дело сейчас передали в центральный аппарат СК, мы надеемся на объективное расследование. Есть ведь записи камер, все события можно восстановить с точностью до секунды. И тогда, возможно, и круг, и число обвиняемых изменятся. Сейчас же пять человек в общей сложности обвиняются в убийстве или соучастии, остальные в хулиганстве.

Ева Меркачева

По материалам: «Московский комсомолец»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru