Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 21 09 2019
Home / Общество / В деле «Восточного» не хватает общения

В деле «Восточного» не хватает общения

Борис Титов просит СКР разрешить обвиняемым свидания с родными

Как стало известно “Ъ”, уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов направил руководству Главного следственного управления СКР обращение, в котором содержится просьба предоставить фигурантам дела о хищении 2,5 млрд руб. у банка «Восточный» — гражданину Франции Филиппу Дельпалю, а также Максиму Владимирову, Ивану Зюзину и Вагану Абгаряну — свидания с родственниками. По данным защиты фигурантов дела, они до сих пор не могут не только увидеться со своими близкими, но и пообщаться с ними по телефону в присутствии сотрудников ФСИН. Господин Титов считает, что подобная практика не только нарушает принцип гуманности, но является и способом давления на обвиняемых.

Обращение Бориса Титова было направлено на имя руководителя Главного следственного управления Следственного комитета России (ГСУ СКР) генерал-лейтенанта юстиции Эдуарда Кабурнеева. В нем говорится о том, что в последнее время бизнес-омбудсмену поступают многочисленные жалобы фигурантов дела о хищении в банке «Восточный» на то, что им не позволяют свидания с родными. В своем обращении господин Титов выступил на стороне авторов жалоб, попросив господина Кабурнеева «оказать содействие» в решении проблемы.

Как рассказала “Ъ” адвокат одного из подследственных, партнера Baring Vostok Филиппа Дельпаля Варвара Кнутова, в начале июля следователи отказали ее подзащитному в просьбе позвонить младшей дочери Эстель, чтобы поздравить ее с днем рождения. Постоянно отказывают гражданину Франции и в общении с женой, которая вынуждена одна воспитывать двух дочерей. Об этом господин Дельпаль неоднократно говорил в Басманном районном и Московском городском судах, на заседаниях, где рассматривались ходатайства следствия о продлении срока содержания бизнесмена под стражей, а также жалобы защиты на решения суда первой инстанции. «Филиппу Дельпалю не разрешили позвонить дочери на том основании, что он будет говорить с ней на французском, который не понимают сотрудники ФСИН,— заявила госпожа Кнутова.— А когда мой подзащитный пообещал общаться только на русском, который освоил за годы жизни в Москве, ему все равно отказали, но уже без объяснений причин».

В схожих обстоятельствах оказался и другой фигурант дела Ваган Абгарян, супруга которого осталась с тремя малолетними детьми. «Мы несколько раз заявляли ходатайства о праве Вагана на свидание или телефонный звонок родным под контролем ФСИН, но получали отказы,— рассказал адвокат обвиняемого Рустам Курмаев.— Причем на последнее обращение, поданное в начале июля, следователь не ответила вообще, хотя обязана была это сделать в течение трех дней. Впрочем, похоже, что это принципиальная позиция, поскольку еще в середине февраля следователь дала понять, что подобные просьбы оставит без ответа». Господин Абгарян считает фактический запрет на общение с родными нарушением принципа гуманности, тем более что ни жены, ни дети фигурантов не являются свидетелями по уголовному делу.

Как говорят представители защиты, остальные обвиняемые по этому делу также просят следователей дать им возможность пообщаться с родными, но с тем же результатом.

В особо трудном положении оказался Иван Зюзин, у которого жена осталась с четырьмя малолетними детьми. «Вопрос не в том, что в его семье нет денег,— пояснила “Ъ” госпожа Кнутова,— а в том, что женщина и ее дети остались без моральной поддержки».

Решение возникшей проблемы адвокаты видят в том числе и в переводе своих подзащитных под домашний арест. Но следствие и суды отказывают в этом, хотя данная мера предусматривает ряд жестких ограничений на контакты. Интересно, что, понимая это, супруга господина Дельпаля даже приобрела в Москве двухкомнатную квартиру «под домашний арест» — чтобы налагаемый на подследственного запрет на пользование интернетом и телефонной связью не коснулся дочерей бизнесмена и не мешал им общаться с преподавателями и друзьями. «Но и это обстоятельство,— пояснила защитник,— не повлияло на следователей».

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Кстати, сомнение в справедливости отказов в общении с родственниками выразили руководство Франко-российской торгово-промышленной палаты и национального комитета советников по внешней торговле Франции. В их совместном заявлении говорится, что «продление предварительного заключения Филиппа Дельпаля, без права посещения семьей, вызывает непонимание и обеспокоенность делового сообщества… С момента задержания Филипп Дельпаль убедительно доказывает свою невиновность и поэтому заслуживает справедливого обращения. По меньшей мере переведения его под домашний арест».

Уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов считает, что фактический запрет на общение с родственниками не только нарушает принципы гуманности, но является еще и попыткой давления на обвиняемых.

«Нежелание следствия предоставлять свидание с родными по основаниям, которые не выдерживают правовой критики, естественным образом оказывает моральное и психологическое давление на лиц, находящихся в СИЗО,— заявил “Ъ” господин Титов.— Что является, к сожалению, распространенной практикой давления с целью добиться удобных показаний или сподвигнуть обвиняемого к сделке со следствием».

Как рассказывал “Ъ”, в основу уголовного дела, которое СКР возбудил в отношении бенефициара Baring Vostok Майкла Калви, а также его деловых партнеров Вагана Абгаряна, гендиректора компании «Первое коллекторское бюро» (ПКБ) Максима Владимирова, директора финансового департамента Baring Vostok Capital Partners Филиппа Дельпаля, директора по инвестициям Baring Vostok Capital Partners Ивана Зюзина и советника председателя правления ПАО «Норвик банк» Алексея Кордичева, легла история с погашением долга в размере 2,5 млрд руб., который возник у подконтрольного господину Калви ПКБ перед банком «Восточный». По версии следствия, господин Калви уговорил своих сообщников оформить соглашение об урегулировании долга, в соответствии с которым банк получил в качестве компенсации от НАО ПКБ 59,9% акций люксембургской компании International Financial Technology Group, активы которой оценил в 3 млрд руб.

Уголовное дело было возбуждено по заявлению признанного потерпевшим члена совета директоров и совладельца «Восточного» Шерзода Юсупова, аудиторы которого оценили полученные банком акции в 600 тыс. руб. Фигурантам дела предъявили обвинение в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Отметим, что подследственным вменили всю сумму в 2,5 млрд в качестве похищенной, не вычтя из нее даже 600 тыс. руб.

Вину из всех фигурантов признал только бывший председатель правления банка «Восточный» Алексей Кордичев, решивший сотрудничать со следствием и давший показания на других фигурантов. Те, в свою очередь, настаивают, что уголовное дело стало следствием корпоративного конфликта, который должен быть урегулирован в гражданском суде.

Алексей Соковнин

По материалам: «Коммерсантъ»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru