Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 22 09 2019
Home / Общество / Репетиция тяжбы с Мусиным

Репетиция тяжбы с Мусиным

Отберет ли АСВ имущество бывших топов ТФБ и «Интеха»?

Агентство требует вернуть 970 млн рублей, якобы полученных преступным путем. Под ударом — доли в уставных капиталах и особняки менеджеров.

Гражданский иск ИнтехБанка к чудом избежавшим уголовного наказания бывшим топам банка Марселю Зарипову и его заместителю Елене Наумовой в Вахитовском райсуде продвигается с большим скрипом. АСВ пытается обосновать ущерб под миллиард рублей, также обратить взыскание на имущество иных 8 «физиков». Ответчики заявляют, что доводы банка бездоказательны. Между тем АСВ, судя по всему, предстоит аналогичная битва с самим Робертом Мусиным.

Свыше 973 млн рублей в солидарном порядке требует взыскать конкурсный управляющий Интехбанка госкорпорация АСВ с Марселя Зарипова и его заместителя Елены Наумовой

Свыше 973 млн рублей в солидарном порядке требует взыскать конкурсный управляющий ИнтехБанка госкорпорация АСВ с Марселя Зарипова и его заместителя Елены Наумовой

«Вред банку и в настоящее время не возмещен»

Свыше 973 млн рублей в солидарном порядке требует взыскать конкурсный управляющий ИнтехБанка госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» с бывших предправления «Интеха» Марселя Зарипова и его заместителя Елены Наумовой. Эти требования заявлены в рамках гражданского иска.

Как рассказывал «БИЗНЕС Online», следователи СКР, а затем и суд пришли к выводу: в декабре 2017 года предправления и его первый зам незаконно — и не в интересах банка — обменялись с одним из своих контрагентов кредитными активами. В итоге «Интех» получил неликвид, а именно право требования на 870 с небольшим млн рублей к фирме ООО «Андан», крайне близкой к бенефициару банковской империи ТФБ Роберту Мусину, которая зимой того же года подала на ликвидацию. Взамен банк передал ООО «Производственно-строительная фирма „Строительный центр“» права требования по четырем вполне ликвидным ранее выданным кредитам: ООО «Тринити» на сумму 197,5 млн, ООО «Александрия» — 202,3 млн, ООО «АБ Билдинг Тренд» — 190,2 млн и ООО «Вексельный центр» — 242,9 млн рублей.

Несмотря на то что суд не ставил под вопрос сам факт преступления, производство по уголовному делу в отношении Зарипова и Наумовой было прекращено по нереабилитирующим обстоятельствам, точная формулировка — «с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности».

Параллельно с уголовным делом АСВ подало гражданский иск на возмещение ущерба. Его суд разбирать не стал и отправил требования на отдельное рассмотрение. Важно отметить, что еще на этапе следствия СКР потребовал арестовать имущество на сопоставимую ущербу сумму. И даже после вынесения приговора, безусловно, по своей сути сравнимого с оправдательным, оно осталось под обременением.

«Банку причинен имущественный вред, который и в настоящее время не возмещен», — отмечал представитель ИнтехБанка Тимур Салихов.

Параллельно с уголовным делом АСВ подало гражданский иск на возмещение ущерба. Его уголовный суд рассматривать не стал и отправил требования на отдельное рассмотрение

Параллельно с уголовным делом АСВ подало гражданский иск на возмещение ущерба. Его суд разбирать не стал и отправил требования на отдельное рассмотрение

Особый интерес представляет то, что в аналогичной ситуации, вероятно, окажется и ключевой игрок ситуации — сам Мусин. Его судят по статье о злоупотреблении полномочиями, которая прямого ущерба не подразумевает. Но параллельно АСВ заявило гражданский иск на 49 млрд рублей. Получается, возможный сценарий дальнейшей судьбы банкира проходит обкатку на Зарипове и Наумовой.

Вернемся к ним: хотя в иске АСВ лишь два ответчика — глава «Интеха» и его первый зам (у шефа арестовано нежилое здание в Зеленодольске, вложенное в уставный капитал ООО «Торговый дом „Оптовик“», у его правой руки — автомобиль Mazda СХ-5), в деле немало третьих лиц. Агентство подозревает, что имущество было приобретено ими незаконным путем.

Так кто же вошел в черный список АСВ? Как оказалось, арестовано и может быть обращено в счет ущерба имущество бывшего предправления ТФБ Ильдуса Мингазетдинова (земельный участок и жилой дом, а также ряд жилых и нежилых помещений), Гузалии Газизуллиной (земельный участок и жилой дом в Степных Ковалях Зеленодольского района), Ильдара Гильмутдинова (ряд жилых и нежилых помещений и земельный участок в Советском районе Казани), Карима Ибрагимова (жилые помещения и нежилое здание), Верната Мингазова (ряд земельных участков, а также жилые и нежилые помещения, жилые здания), Ленара Нугманова (ряд земельных участков, жилое и нежилое помещение), Галии Хабировой (жилое здание и земельный участок в Альметьевске и районе).

Какое отношение все они имеют к рассматриваемому спору? Вчера, отвечая на данный вопрос судьи Артура Сафина, Салихов сообщил, что у банка были подконтрольные организации, которым перешло имущество по оспариваемым сделкам: «Эти люди руководители или учредители организаций». А его коллега Сергей Корниенко дополнил, что Вахитовский райсуд принял решение оставить имущество под арестом до рассмотрения гражданского иска ИнтехБанка.

Особый интерес представляет то, что в аналогичной ситуации вероятно окажется и ключевой игрок ситуации — сам Роберт Мусин

Особый интерес представляет то, что в аналогичной ситуации, вероятно, окажется и ключевой игрок ситуации — сам Роберт Мусин

«Сделка с пороками»

Руслан Садриев, представляющий интерес Зарипова и Наумовой, заявил свои возражения по поводу предъявленного размера ущерба еще на предварительном судебном заседании 26 августа .

По его словам, 973 млн — это изначальная сумма, которая фигурировала в уголовном деле, однако какие-то эпизоды из него впоследствии были исключены. В результате в постановлении о прекращении уголовного дела речь шла уже о 873 млн рублей. Но основной довод ответчиков в том, что ущерб банку уже возмещен в рамках дела о банкротстве кредитной организации. В случае удовлетворения иска ИнтехБанка она, как отметил юрист Зарипова и Наумовой, получит возможность двукратного возмещения ущерба от одних и тех же действий.

Однако Салихов вчера заявил, что ответчики сделали неверный вывод. Он пояснил, что сумма инкриминируемого бывшим топ-менеджерам «Интеха» ущерба сложилась из двух эпизодов. Первый на сумму свыше 873 млн рублей — это сделка по уступке прав требования к ООО «Андан» (первый эпизод уголовного дела). Но был и второй, в котором, в свою очередь, объединили два: еще 99,6 млн к сумме ущерба добавили две сделки по уступке прав требований к ООО «ВИР» компаниям «Тринити» и «Александия» (конкретно Зарипов — 59,3 млн, Наумова — 39,6 млн рублей). «Мы обосновываем нанесение убытка именно в таком размере», — заявил представитель ИнтехБанка.

Ответчики апеллируют к тому, что «тот актив, который якобы выбыл из банка, ему фактически возвращен», поэтому и какого-либо вреда кредитной организации нет. «Если стороны приведены в первоначальное состояние, в чем выразился ущерб банку?» — выяснял вчера основания иска судья.

Но Салихов утверждал, что никакого актива не было. По его словам, в результате согласованных действий Наумовой и Зарипова банком получено право требования к ООО «Андан», которое «на самом деле не могло и не может быть реализовано». Кредитная организация попыталась было воспользоваться своим правом и получить этот актив. Но дело в том, рассказал представитель ИнтехБанка, что сделка совершена «с некими пороками».

«Банк получает право требования, но не понимает, есть ли оно вообще!»

Во-первых, по словам юриста АСВ, к договору не были приложены документы: не представлено ни доказательств выдачи кредитов, ни размера оставшейся задолженности. «Как это может быть?! Банк получает право требования, но не понимает, есть ли оно вообще? Может быть, договор заключен, но кредит не выдан», — негодовал Салихов.

Вообще, по его словам, банк — это последняя уступка. «Были заключены кредитные договоры. В последующем имелось три уступки: ООО „Шифалы Су“, ООО ПСФ „Строительный центр“ и еще одно звено», — обрисовал он предшествующую схему.

Кредит, сообщил представитель истца, выдавался иным банком. Право требования по сделке получила ПСФ «Строительный центр». Документы по предшествующим уступкам также были представлены в копиях. ООО «Андан» было признано банкротом, в отношении него ввели процедуру конкурсного производства. Банк подал заявление о включении в реестр требований кредиторов по трем кредитным договорам, но ему в этом было отказано. Как пояснил Салихов, из-за того, что кредитная организация не представила надлежащие доказательства перехода права к банку.

В результате «Интех» не смог возместить задолженность. У него было право требования по кредитным договорам, обеспеченным недвижимостью. Но ответчики передали эти права требования третьим лицам, а они совершили отчуждение имущества. Так, к примеру, ПСФ «Строительный центр», у которой на момент уступки была недвижимость, сейчас не имеет никаких активов: «Не получится ничего взыскать». И лица, которые приобрели объекты недвижимости у «Строительного центра», признаны добросовестными приобретателями.

В случае удовлетворения иска ИнтехБанка последний, как отметил юрист Зарипова и Наумовой, получит возможность двукратного возмещения ущерба от одних и тех же действий

В случае удовлетворения иска ИнтехБанка последний, как отметил юрист Зарипова и Наумовой, получит возможность двукратного возмещения ущерба от одних и тех же действий

Что же касается второго эпизода, ситуация, по словам Салихова, сложилась следующая. ООО «ВИР», заемщик ИнтехБанка, получило кредит, который обеспечивался договорами залога. Зарипов и Наумова по договорам уступки прав требования передали права требования по указанному кредитному договору компаниям «Тринити» и «Александрия». При этом у банка осталось право требовать оплаты по договорам уступки прав требований, но по прошествии около 5 лет. «То есть банк в данном случае не мог ни реализовать заложенное имущество, ни получить исполнение по кредитным договорам», — констатировал представитель «Интеха». Иными словами, не восстановлены права требования по обеспечительными сделкам: «Раньше у банка был кредитный договор, обеспеченный надлежаще…»

Его коллега Корниенко подытожил, что, даже несмотря на то что стороны приведены к первоначальному своему положению, деньги банку не возвращены и, скорее всего, не будут в силу неликвидности активов, признал он неизбежное. Установлено, что на момент оспариваемых сделок у упомянутых компаний было нестабильное финансовое состояние, как то: отрицательная выручка и отсутствие имущества.

Судья заметил, что если истец говорит о том, что имущество было утрачено, залоги прекратили действие, то должен представить соответствующие доказательства. Учредителем ООО «Вексельный центр» являлся сотрудник банка, взялся было рассказать Салихов, но почти сразу прервался, пообещав представить позицию письменно.

«Вы хотите взыскать с ответчика почти миллиард, но ничего внятного пояснить не можете», — упрекнул представителей истца судья.

«Вы просите обратить взыскание на имущество лиц, которые не являлись ни подсудимыми, ни осужденными»

Не все так просто оказалось и с арестованным имуществом остальных «физиков». Судья сразу же обратил внимание юристов истца на то, что они просят направить взыскание на имущество лиц, которые не являлись ни подсудимыми, ни подозреваемыми, ни осужденными: в уголовном деле имели статус свидетелей.

«По каким основаниям [к ним заявлены требования]?» — не мог не спросить он. Сафин напомнил, что собственники многочисленных земельных участков и жилых помещений как соответчики по делу пока что не привлечены: надо определиться с их статусом. Салихов признал, что есть такой момент, но просил оставить разрешение данного вопроса до следующего раза. «Уточнение требует согласования, а это занимает некоторое время», — заметил он, имея в виду заверение своих шагов с вышестоящим руководством в Москве.

— Вы подали иск 19 июля. У нас уже третье судебное заседание. Вы [до сих пор] не можете толком пояснить суду, что хотите, — выразил явное неудовольствие служитель Фемиды.

— Ответчик указывает, что в рамках уголовного дела состава преступления не установлено, — напомнил представитель ИнтехБанка.

— Состава преступления не было усмотрено в действиях именно Зарипова и Наумовой, но не иных лиц, — нашелся Корниенко.

— А есть обвинительный акт в отношении иных лиц? — полюбопытствовал судья.

— Нет, — признал тот.

— Нет ни судебных постановлений, ни причинно-следственной связи, — в очередной раз выразил свое разочарование Сафин.— Пока вопросов больше, чем ответов.

Вахитовский райсуд вернется к рассмотрению гражданского иска Интехбанка 20 сентября

Вахитовский райсуд вернется к рассмотрению гражданского иска ИнтехБанка 20 сентября

«Все доводы банка бездоказательны»

В свою очередь Садриев попытался опровергнуть слова истца. Так, первый заметил, что у банков в принципе не бывает беззалоговых кредитов. «Где-то залоги были. А те права, которые уступались, обеспечились этими же правами по кредитному договору. То есть никаких снятых залогов, ничего такого там не было», — утверждал он.

Юрист Зарипова и Наумовой подчеркнул, что эпизод по ООО «ВИР» (на 99 млн) был прекращен в рамках уголовного дела. Что же касается права требования к «Андан», это дополнительный актив для банка, которым данная сделка не оспаривалась.

Кстати, по словам представителя ответчиков, ИнтехБанк сам сделал все, чтобы его не включили в реестр кредиторов ООО «Андан». «Суд два раза предлагал кредитной организации предоставить доказательства выдачи кредита: этого не было сделано. Кредит ООО „Андан“ выдавал Ак Барс Банк. Так вот, ИнтехБанк даже не обратился к нему, чтобы установить, выдавался этот кредит или нет! Сейчас говорят, что принесут документы в апелляционную инстанцию (1 октября будет рассмотрена апелляционная жалоба ИнтехБанка — прим. ред). Они бы еще в судебную коллегию Верховного суда РФ принесли», — скептически заметил он.

В итоге Садриев констатировал, что все доводы банка бездоказательны. По словам юриста, постановление о прекращении уголовного дела не дает никаких оснований для того, чтобы взыскать имущественный вред, а арест не образует права обращения взыскания на арестованное имущество.

Вахитовский райсуд вернется к рассмотрению гражданского иска ИнтехБанка 20 сентября.

Любовь Шебалова

По материалам: «Бизнес Online»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru