Главная / Общество / Камни тают без следа

Камни тают без следа

Чтобы построить дорогостоящее жилье, иные чиновники готовы поставить на кон целостность исторических кварталов города

Примерно такая ситуация сложилась в Курске, где одна группа людей добивается сохранения памятников культуры, а другая, пусть и немногочисленная, — сровнять все с землей, чтобы застроить освободившиеся участки новоделами. И вроде бы понятно, на чьей стороне правда, но…

Толчком к состоявшейся на днях акции протеста со стороны градозащитников стали попытки застройщиков вывести из-под защиты земельные участки неподалеку от двух курских святынь — Сергиево-Казанского кафедрального собора и Нижне-Троицкого Храма. Ранее в пределах данных исторических кварталов, где пока еще сохранились очаги исторически ценной групповой застройки XIX — начала XX века, были подготовлены строительные площадки для возведения высотных домов, а некоторые стройки даже начаты, но, к счастью, приостановлены.

Разыгравшееся в Курске противостояние очень напомнило по форме бойкот жителями Санкт-Петербурга строительства небоскреба, который грозил нарушению исторического облика северной столицы. Но Питер есть Питер, с такой прослойкой думающей и небезразличной интеллигенции можно отстоять что угодно.

Одним из главных требований курского митинга было ограничение высотности в исторических кварталах центра города для сохранения визуальных связей между архитектурными доминантами. Участники также требовали от городских и областных властей вернуть в охранный проект планируемые к исключению участки, разработать комплексную политику сохранения исторической среды, организовать кампанию по привлечению инвесторов и меценатов к восстановлению аварийных объектов культурного наследия.

— Недопустимо строить выше крестов и куполов, ведь церковь — это доминанта в своей исторической среде, — уверен автор проекта «Реновация Соловьиного края» Кирилл Киреев. — Точечная разноляпистая застройка не приведет город к простоте и удобству. Вместо того чтобы строить каскадом, снижая этажность от центра к окраинам холма, вместо того, чтобы делать смотровые площадки, мы лепим огромные здания, перекрывающие панорамы окрестностей.

При этом, как показали предыдущие годы, со старых улиц исчезают не только деревянные неказистые домики, которые действительно свое отжили, а монументальные двух- и трехэтажные кирпичные особняки, стены которых зачастую настолько толстые и прочные, что снести их — непростая задача.

— Богатейший в этом плане Курск просто превращают в помойку, — с сожалением констатирует градозащитник. — Уже снесли Летний театр, Георгиевскую аптеку, домоклов меч занесен и над некоторыми зданиями со статусом объектов культурного наследия регионального значения.

«Совершенно непонятно, что собираются сделать с городом в ближайшие пять лет», — говорит другой активист Иван Звягин, добавляя при этом, что, «когда мы это поймем, будет поздно».

Тем временем застройщики, надо отдать им должное, худо-бедно, но пытаются смягчить конфликт. На днях появилась информация, что рядом с 19-этажкой за счет средств инвестора благоустроят сквер, а возможно даже и установят памятник Серафиму Саровскому. Данная инициатива вызывает только одобрение, поскольку застройщики редко готовы вкладывать средства в развитие городской инфраструктуры рядом со своими объектами. Взять даже стоящий рядом новый дом, где элементарно нет своего двора. В этом случае беспокоит общественников главным образом то, что новостройка перекроет вид на Сергиево-Казанский собор (кстати, связанный с именем Серафима Саровского) и окажется выше него, а для расположенного на холме центра это очень важно.

По мнению курского краеведа Юрия Озерова, который в качестве эксперта вошел в жюри конкурса архитектурных проектов к 1000-летию Курска, центр города нужно не застраивать, сужая пространство, а наоборот, создавать больше скверов и парков.

— В исторических кварталах города, действительно, много прогалов, — говорит историк. — Но почему бы не застроить их социально значимыми объектами, как, например, кукольный театр, который запланирован. А многоэтажное строительство автоматически создаст новую проблему — транспортные пробки, которые парализуют и без того плотное движение по узким историческим улицам.

Алексей Пищулин

«Новый вторник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru