Главная / Общество / Неизвестные детали бойни на банкете в Москве-Сити

Неизвестные детали бойни на банкете в Москве-Сити

«Все на пол!»

Приговор по громкому делу о стрельбе в башне «Око» делового комплекса «Москва-Сити» огласит в понедельник, 31 мая, Пресненский районный суд. Предсказуемо, что двое обвиняемых Магомед Исмаилов и Эльдар Хамидов не избежат наказания. Ранее коллегия присяжных признала обоих виновными в ряде серьезных преступлений — среди которых покушение на убийство двух и более лиц, похищение оружия.

С момента самого преступления прошло 3,5 года. За это время в деле происходили настоящие кульбиты — то потерпевших делали обвиняемыми, то снова возвращали в старый статус, то заявляли об окончании следствия, то снова отправляли на расследование. Не менее крутые виражи можно было наблюдать и в суде — почти на финальной стадии дело останавливали и снова начинали рассматривать с новым составом присяжных. Несмотря на это знаковое дело все же закончилось приговором… с возможным продолжением в виде очередной чистки в правоохранительных органах.

«МК» решил вспомнить, с какими сложностями проходило расследование дела, а также что эту перестрелку роднит с другой не менее эпичной бойней, которая произошла в этом же округе Москвы.

Юбилей

Образцовая перестрелка «а’ля девяностые» произошла мрачным ноябрьским вечером в 2017 году. В тот день в банкетном зале Crystall Ballroom свой пятидесятый день рождения праздновал предприниматель Дмитрий Павлов. Юбилей отмечался с имперским размахом. Гостей под песни Валерия Мелазде, Григория Лепса, Любови Успенской угощали элитными напитками и изысканными блюдам. На торжество были приглашены около трех сотен человек. Среди гостей предпринимателя замечены знаменитые спортсмены, звезды шоу-бизнеса, предприниматели. В списке приглашенных значился и один из владельцев башни «Око» Гавриил Юшваев (также известный как Гарик Махачкала).

Его Mercedes-Maybach подкатил к красной дорожке ВИП-входа примерно в восьмом часу вечера. Предприниматель прибыл со своей свитой: начальником охраны и, по совместительству, совладельцем бойцовского клуба «Скорпион» Магомедом Исмаиловым и телохранителем Эльдаром Хамидовым.

Как позже рассказал сам Исмаилов, у башни «Око» образовалась пробка, поэтому он отпустил машину и дошел до конечной точки пешком.

— Я поднялся на лифте на 4 этаж, попал в фойе, увидел юбиляра, поздоровался, поздравил, сфотографировался, — рассказал в Пресненском суде чемпион мира по боевому самбо, некогда получивший ринг-нэйм «Кобра».

Во время допроса в суде юбиляр отметил, что на свой день рождения пригласил чету Юшваевых (в пригласительном значилась фамилия друга и его супруги). А вот «Кобру» на юбилее не ждали. Тот воспользовался тем, что жена Юшваева не прибыла на мероприятие, и прошел по ее приглашению. При виде незваного гостя, в банкетном зале начали недовольно перешёптываться, но стул все-таки принесли. Сам же Исмаилов эту версию категорически опроверг — он, дескать, был среди приглашенных и сел рядом с босом.

В целом же, если не считать этого мелкого инцидента, в банкетном зале царила мирная обстановка: гости наслаждались праздничным ужином, на сцене сменяли один другого звезды шоу-бизнеса — Валдис Пельш, Валерий Меладзе. Около  21.30 на сцену вышли артисты Цирка дю Солей — представление было подарком юбиляру от его жены.

Ищите женщину

Праздник, по словам виновника торжества Дмитрия Павлова, закончился через 50 минут. Конфликт вспыхнул на парковке. Автомобиль Любови Успенской не смог подъехать к ВИП-входу из-за по-хозяйски припаркованного авто Юшваева.

Первым к водителю Mercedes-Maybach обратился гендиректор ЧОП «Аргус-21» по фамилии Акопов, который вместе с пятью охранниками занимался обеспечением безопасности на мероприятии.

Неожиданно на улице появился Исмаилов, который якобы вышел на улицу, чтобы поговорить по телефону с женой и встретить приятеля. Увидев незнакомца у автомобиля боса, мужчина стал интересоваться причиной внимания секьюрити.

Во время допроса в суде подсудимый так описал происходящее:

-Я разговаривал без агрессии. А зачем агрессивно себя вести? Я агрессии не хотел проявлять. Просто пришёл узнать, что происходит. Но охранник уже «заряженный» был, разговаривал, не следя за своей речью…Я стал ему объяснять, что приехал со своим другом, он хозяин башни «Око». Его машина никому не мешает, это ее место.

Накануне приговора зачинщикам конфликта выяснились новые странности громкого дела

ФОТО: АГН «МОСКВА»

Примечательно, что «разговаривавший без агрессии» Исмаилов, при этом давал понять охранникам, что он и его босс «тут не гости, а хозяева».

В какой-то момент по версии, опять же Исмаилова, в разговор «не в тему вклинились» неизвестные ему люди в камуфляжной форме:

— Мы разговаривали. Вклинились двое. Они к нам никакого отношения уже не имели. Тогда я сказал, что не надо здесь собираться — и все разошлись.

Затем, поняв, что «лысый» (такое прозвище Акопову на суде дал Исмаилов — прим. авт.) — главный, Исмаилов приобнял его за плечи и повёл в холл башни «Око», чтобы «поолюбовно разрешить ситуацию».

-Я приехал на день рождения. Вот эта вся ситуация — охранники, парковка, машина — мне не нужна была, — сказал Исмаилов, добавив, что после двух минут разговора конфликт, как ему показалось, был разрешён.

Перестрелка

Уже в холле башни «Око» Исмаилов окончательно убедил Акопова в том, что машина никому не мешает. Мужчины даже успели пожать друг другу руки. Однако в этот самый момент в холл вошли люди, среди которых были росгвардейцы Дмитрий Якобсон и Дмитрий Иванчев (до этого они охраняли некий ценный груз Павлова во внедорожнике). Им навстречу из лифта вышли охранники юбиляра — Кирилл Титаренко и Платон Койда. Они доставили на праздник ценный подарок, после чего остались охранять комнату с презентами и помогали рассаживать гостей в банкетном зале.

Как следует из материалов дела, Якобсону и Иванчеву в тот день были выданы пистолеты Макарова, а Титаренко и Койда были вооружены пистолетами ИЖ.

Встречу с росгвардейцами и охранниками у лифтов Исмаилов описал так:

— Когда мы подходили к лифту, казалось, что конфликт был исчерпан. И вдруг, открывается дверь, и оттуда выходят два-три человека славянской внешности, уже «заряженные». Один выходит и тут же перезаряжает пистолет. Это был Титаренко, как уже известно…Тогда уже с наездом разговор пошёл. Я увидел оружие, и меня это сильно возмутило. Я тогда сказал ему «Ты что, пулемётчик? Ты чего оружие достаёшь?» На что он направил пистолет прямо на меня.

Противостояние снова начало набирать обороты. Очень скоро у конфликтующих сторон закончились слова, кто-то плюнул в сторону Титаренко. Тот ответил таким же плевком и получил пулю в голову. По версии следствия, команду «Стрелять!» дал именно Исмаилов. Во время судебного процесса он это, конечно же, отрицал:

— Началась стрельба. Я почувствовал, что кто-то навалился на меня, это был Хамидов. И его ранения со стороны спины — эти пули, предназначались мне…

Раненым охранникам юбиляра удалось переместиться на 4 этаж. Исмаилов тем временем выбежал из здания и по улице прошел к другому входу. Оттуда он также поднялся на 4 этаж, где в тот момент со своим новым номером выступали артисты «Дю Солей». По данным следствия, у банкетного зала Исмаилов оказался уже с группой агрессивно настроенных лиц. По словам свидетелей, Исмаилов обходил зал, кого-то разыскивая. Руку мужчина держал на поясе, как будто придерживая оружие. Следом показался Хамидов…

Одна из свидетелей, тренер по дзюдо Яна Шухат, пояснила суду, что видела главного фигуранта дела в банкетном зале в компании четырех человек. Мужчины «с бешеными глазами», по ее словам, «явно шли убивать». Как выяснило следствие, мужчины разыскивали в зале Титоренко, который, напомним, получил плевок и одну из первых пуль на первом этаже. Раненого пытались укрыть в банкетном зале. Но сделать этого не удалось.

Несчастный был обнаружен Хамидовым, и тот пять раз в упор выстрелил в него из пистолета. Своему спасению Титаренко обязан одному из гостей, который вовремя вмешался и помешал расстрелу, сам получив ранения в спину.

А вот как описал в суде обстановку в зале один из приглашенных на юбилей гостей:

Раздалась серия выстрелов. Началась паника. Женщин попадали под стол… К первым выстрелам я отнесся несерьезно, а потом испугался. Потому что в зал забежал чей-то охранник и закричал «Все на пол!».

Итоги перестрелки оказались неутешительными. Ранения получили Титаренко, росгвардейцы Якобсон и Иванчев. Кроме того погиб Платон Койда. Правда умер мужчина не сразу, а через четыре дня у себя дома — у мужчины оторвался тромб, образовавшийся после ранения.

На следующий день Исмаилов, узнав из СМИ, что дело получило резонанс, сам явился на Петровку, 38:

-Никто на меня в розыск не подавал. Я думал, что меня допросят в качестве свидетеля и отпустят. Но меня задержали, и я не стал давать развернутые показания.

Исмаилова обвинили в хулиганстве, второго фигуранта дела — Эльдара Хамидова обвинили в покушении на убийство.

Поворот на 180°

В самом начале расследования в ГСУ СКР склонялись к тому, что бойню спровоцировали Исмаилов и Хамидов. В свою очередь росгвардейцы и охранник Титаренко находились в статусе потерпевших. Однако через девять месяцев следствие неожиданно изменило свою позицию.

В августе 2018 года следователь ГСУ СКР по Москве Левон Агаджанян материализовался на пороге больничной палаты Якобсона, который проходил лечение и предъявил ему обвинение в хулиганстве. Аналогичные обвинения были предъявлены Титоренко и Койде.

Из постановления следователя Левона Агаджаняна следовало, что Титоренко и Койда узнав от «неустановленных лиц» о конфликте, спустились на лифте для «оказания силовой и физической поддержки». Они начали «выражаться грубой нецензурной бранью, оскорбляя человеческое достоинство» Исмаилова, а Титоренко, «всячески демонстрируя», что является «старшим в группе», плюнул в сторону Хамидова, после чего вытащил оружие. Затем Титоренко «начал производить многочисленные выстрелы» из своего оружия «с целью причинения телесных повреждений».

Руководство Росгвардии незамедлительно отреагировало на обвинения своих сотрудников и обратилось в Генпрокуратуру. В итоге материалы расследования были истребованы ГСУ СК РФ. После проведения проверки подозрения подтвердились, и расследование уголовного дела фактически было начато заново. Начальнику первого управления ГСУ СКР по Москве Дмитрию Павлову (по иронии судьбы полный тезка юбиляра), под чьим руководством работал следователь Агаджанян, было предложено написать заявление об увольнении.

В декабре 2020 года следователя Агаджаняна обвинили в «злоупотреблении должностными полномочиями» и «фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности». По данным следствия, задержанный подменил гильзы на месте преступления. Чуть позже во время рассмотрения меры пресечения Агаджаняну следствие уточнило, что среди предъявленных обвинений есть также три эпизода о «привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности».

Новость об аресте следователя появилась в разгар судебного разбирательства в Пресненском суде, где, впрочем, также происходили какие-то странные дела. К рассмотрению уголовного дела с участием суда присяжных приступили летом 2020 года. Процесс шел довольно бойко в течение полугода. Однако почти на финише судебного разбирательства, коллегия присяжных распалась….Народные судьи стали выходить из процесса в начале осени, после того, как адвокаты Исмаилова и Хамидова приступили к доказательствам невиновности своих подзащитных. Появилось предположение, что одну из присяжных заподозрили в небескорыстном сочувствии к главному обвиняемому. Впрочем адвокаты обвиняемых эту версию опровергли.

Две перестрелки, один скандал

Дело о стрельбе в «Москва-сити» часто сравнивали с не менее громким делом о стрельбе на Рочдельской улице, которая произошла в декабре 2015 года. В перестрелке участвовали подручные авторитетного «вора в законе» Шакро Молодого и ветеран КГБ СССР, называвший себя адвокатом, Эдуард Буданцев.

Справка «МК»

Причиной конфликта на Рочдельской улице стал финансовый спор ресторатора Жанны Ким и её подрядчика Фатимы Мисиковой. Конфликт перерос в силовое противостояние Буданцева (он представлял интересы Ким) с людьми Шакро Молодого, покровительствующих Фатиме Мисиковой. Члены преступной группировки прибыли в ресторан на Рочдельской улице и стали требовать у его владелицы 8 миллионов рублей, которая та якобы не заплатила дизайнеру. В результате конфликта, Буданцевым были застрелены два человека. Через несколько месяцев был арестован авторитет Шакро Молодой и его подручные. Еще позже в следственных изоляторах оказалась верхушка столичного главка СК, которая за вознаграждение провернула целую схему по вызволению друзей «вора в законе».

Почему мы сравниваем эти дела? Дело в том, что, как и в случае со стрельбой в Москва-сити, «под раздачу» попали рядовые сотрудники полиции, которые стали свидетелями неожиданно развернувшейся бойни и задержавшие по горячим следам то ли адвоката, то ли решальщика Буданцева. Примечательно, что изначально к полицейским — Денису Ромашкину, Ильдару Шакирову и Ренату Зиннатулину не было много вопросов. Более того двоих из них хотели представить к наградам. Однако примерно через месяц ситуация кардинально изменилась. Следствие, как и в деле о перестрелке в Москва-сити, неожиданно передумало. В отношении сотрудников полиции были возбуждены уголовные дела. Заступаться за полицейских никто не стал и все были приговорены к разным срокам — от 2 до 4 лет колонии. Уголовное преследование сотрудников полиции выглядело более чем странным, особенно на фоне новости о прекращении уголовного дела в отношении Буданцева, начавшего перестрелку и лишившего жизни двух человек. Следствие сочло, что мужчина вынужденно оборонялся и в его действиях отсутствовал состав преступления. По некоторым данным рядовым полицейским просто не повезло — все трое оказались «разменной монетой» для выгораживания нужных людей.

Кроме того, два дела о перестрелках связывает одна значимая фигура — бывший замначальника ГСУ СКР по городу Москве Сергей Синяговский. Переворот в сознании следователей, занимавшихся перестрелкой на Рочдельской, произошел, аккурат после того, как дело передали в отдел по расследованию особо важных дел ГСУ Москвы.  А именно Синяговский курировал этот отдел.

Справка «МК»:

Сергей Синяговский — сын депутата Госдумы от Краснодарского края, бывшего мэра Новороссийска Владимира Синяговского. Начал свою карьеру прокурором Карасукского округа Краснодарского края, затем был переведен в Москву. Когда по делу о стрельбе на Рочдельской задержали тогдашнего начальника ГСУ СКР по Москве Александра Дрыманова, Синяговский давал показания как свидетель. Он, кстати, признался, что хорошо знал «решальщика» Дмитрия Смычковского, через которого передавалась взятка руководителям СКР. Незадолго до вынесения приговора своему руководителю, в феврале 2019 года генерал-майор Синяговский написал рапорт об отставке.

Фамилия Синяговского потом всплыла и в деле по стрельбе в «Москва-сити». Сейчас он допрашивается уже как свидетель по делу следователя Агаджаняна. Интерес к экс-руководителю СКР не случаен. Но сами следователи не слишком верят в такое совпадение: два скандала, и в обоих экс-заместитель начальника ГСУ фигурирует в скромной роли свидетеля. Так что дело о стрельбе в башне «Око» еще не закончено.

***

Несмотря на то, что «лихие 90-е» уже давно канули в Лету, отголоски старых времен все чаще слышны и в современной России. Неудивительно, что обе перестрелки произошли практически в одном районе — сосредоточении олигархических и околополитических структур, которые, как известно, давно срослись и идут нога в ногу с криминальным миром.

Обе перестрелки примечательны и другим. Наблюдавшие за расследованием могли увидеть, как большие деньги были брошены на вызволение людей «со связями», а под раздачу попали малозначительные фигуры — сотрудники силовых структур.

В итоге одно дело закончилось громкими посадками высокопоставленных сотрудников московского следствия.

Хочется надеяться, что оба дела станут предупредительным сигналом ведь, как показывает история, сколько веревочке не виться, а конец будет…

Дарья Федотова

По материалам: «Московский комсомолец»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru