Главная / Общество / Фальшивые монеты и мнимые утопленники

Фальшивые монеты и мнимые утопленники

Как Демидов тайно плавил серебро на Урале

История династии Демидовых связана со множеством мифов. Один из самых устойчивых — как промышленники чеканили фальшивые монеты — оброс рассказами об утопленных рабочих и невольниках. Экскурсоводы любят эти истории, но доказательств тайной деятельности Акинфия Демидова до сих пор не было. Историк Виктор Байдин долго изучал эту тему и считает, что на Урале все-таки плавили серебро. Вместе с ученым корреспондент ТАСС отправилась на остров, где предположительно находился тайный завод.

Демидовские пленники и кандалы

С горы Заводской в Черноисточинске Свердловской области прекрасно видно остров Сосновый. Сосны на нем, может, когда-то и были, но сейчас там только елки с ведьмиными метлами да старинные руины.

У подножия горы расположен Черноисточинский железоделательный завод. Сейчас на его площадке работает «Арт-резиденция» с музеем наличников, мастерскими и арт-пространствами. Здесь активно реставрируют помещения, все находки — гвозди, детали механизмов, старые кирпичи — становятся экспонатами в местном музее. Экскурсоводы рассказывают, что пока так и не открыт вход в старое помещение, где «Демидовы держали пленных», — при разборе старых камней, фрагментов стены или укрепления обнаружили деревянную дверь. Как говорит экскурсовод Мария Шевченко, за дверью есть помещение, и, скорее всего, большое.

Экспонаты, найденные при реставрации Черноисточинского железоделательного завода © Виктория Ивонина/ТАСС

— Да какие пленные? О чем вы! Это просто часть устройства плотины, — смеется историк Виктор Байдин.

— Ну а засыпали почему? Явно же прятали! — настаивает Мария.

— Не нужно помещение стало, вот и засыпали. Здесь же чулочная фабрика потом была, зачем оно фабрике?

Экскурсовод немного разочаровано вздыхает. Идем по заводу дальше. Огромные помещения сейчас пустуют. В одном из них картины, чуть дальше — небольшой музей местных находок.

— Смотрите, какие кандалы мы нашли, пока на участке работали! — не сдается наша экскурсовод.

— Так это же путы для лошади, чтоб не убежала, что тут удивительного?

— А что же тогда туристам рассказывать? — сокрушается Мария.

— Про тайный сереброплавильный цех на острове, который с вашей горы видно.

— А там монеты чеканили?

Необычные кирпичи

В рукописной неопубликованной «Российской горной истории» бывшего начальника уральских горных заводов Аникиты Ярцова указано, что «по рассказам старожилов, для очистки [меди] устроено было на одном острове Черноисточинского пруда фабричное здание, где не только черная медь нанятыми иноземными искусными плавильщиками отделялась, но даже серебро из свинца доставалось».

Первый раз на этот остров доцент Уральского федерального университета, кандидат исторических наук Виктор Байдин приехал в 2009 году и нашел котлован, а также останки руинированной кирпичной кладки и фундамента из дикого камня производственного здания.

— Как только я увидел эти кирпичи из необожженной глины в котловане, то понял, что могу датировать остатки сооружений в нем с точностью до нескольких лет, — рассказывает историк.

В первой половине 1730-х годов старообрядец — приказчик Иргинского завода уральских промышленников Осокиных Родион Набатов разработал новую технологию плавки меди, которая давала существенное сокращение времени на нее, снижение затрат, увеличение выхода продукции. Еще Набатов предложил использовать вместо горнового камня для плавильных печей необожженные кирпичи, что также экономило время и затраты. Этими нововведениями заинтересовался Акинфий Демидов и взял Набатова к себе на службу в 1736 году. Но проработал тот недолго: попал под арест за организацию побега из заключения уральского старообрядческого лидера старца Ефрема, а потом несколько лет провел в заключении в Тобольске, откуда усилиями Демидовых и Осокиных освободился только весной 1742 года.

Историк предполагает, что после этого Набатов мог внедрить свои новшества на Сосновом острове. В пользу этой гипотезы говорит и то, что на Черноисточинском заводе появляется сарай для кирпичей из необожженной глины, которые на этом заводе не использовались. В это же время Акинфий Демидов приказывает построить судно, необычно крупное для пруда, видимо для организации сообщения с островом.

Для анализа из котлована взяли образцы почв и обломок кирпича из необожженной глины. Историк отдал образцы на исследования в научно-исследовательскую лабораторию для ренгтеновских приборов кафедры экспериментальной физики УГТУ-УПИ (ныне Уральский федеральный университет — прим. ТАСС). Часть кирпича оказалась все-таки обожженной — значит, он находился в печи.

Образцы для измерений были разбиты на несколько групп: «почвообразные (рассыпающиеся)»; «глинообразные (обожженные)» — из обломка кирпича; и т.д. И как раз в обожженных выявлены следы серебра!

— Значит, в печи осуществлялась выплавка, — делает вывод Байдин.

Бордель по соседству

Острова на Черноисточинском пруду были такими не всегда. Сейчас их около 20, время от времени появляются плавающие — кусок земли отрывается и дрейфует, иногда прирастает к берегу или другому острову. Во времена Акинфия Демидова на самом крупном острове Большой как раз располагался завод. Для того чтобы добираться на него и, скорее всего, возить грузы, Акинфий Демидов и поручил построить специальное судно. Сейчас дойти до острова можно только на веслах. Отвезти нас вызвались сотрудники туркластера «Гора Белая».

— Местные краеведы часто приводят в качестве подтверждения существования завода другой фундамент, — рассказывает Байдин, устроившийся на носу лодки. — Он в другом месте острова, и, судя по сохранившимся записям, это могут быть стенки погреба развлекательного дома сына Акинфия Демидова Никиты.

© Виктория Ивонина/ТАСС

По словам историка, существуют легенды о похороненных на острове женщинах, а по имеющимся описаниям, дом, скорее, был похож на бордель: небольшие комнатки с длинным коридором, рядом в укромной протоке двухэтажная пристань с галереей на втором этаже. В 1766 году это здание перевезли в Нижний Тагил и устроили в нем дом для сирот.

Есть легенды про затапливаемый цех в Невьянской башне и сеть подземных ходов. Якобы тайный цех был устроен так, что в случае проверки затапливался водой вместе с работниками, которые исчезали бесследно. По словам Байдина, никаких подземелий в Невьянске не было. Документов или каких-то упоминаний в официальных источниках об этом нет, а обнаруженные в ходе строительных работ помещения — просто засыпанные подвалы демидовского времени.

— Так все-таки, чеканили монеты или нет? — возвращаемся к главному вопросу.

— Какие монеты? Монет здесь нет и никогда не было. В 2009–2010 году находили, но не серебряную, а обычную медную. Да и нумизматы никаких «демидовских» или подозреваемых в этом монет не знают, — отмахивается ученый.

Тайна Соснового острова

Как считает Байдин, производство на острове было опытно-промышленное. Сырье поставляли с Алтая.

— На этом заводе из серебристого свинца была получена первая партия серебра, которая «всплыла»: на Демидова начали готовить донос. На заводе найдена серебряная руда, которая втайне от государя плавится, — рассказывает историк.

Разрешение на поиски серебряной руды отцу Акинфия Демидова давал лично еще император Петр I, а его супруга Екатерина I подтвердила это в жалованной грамоте на дворянство Демидовым. Но оно распространялось только на поиски руды, на добычу и уж тем более плавку разрешения у промышленников не было. Но Акинфий ослушался и стал серебро плавить. Технологию освоили и смогли затем внедрить на одном из заводов на Алтае.

— Ограничился ли Акинфий только опытами и отработкой технологий — нам неизвестно, но наследство его детей составляло 40 пудов — более 650 кг серебряной посуды, изделий, серебра в слитках и брусках, что было больше, чем у многих богатых семей того времени, — говорит Байдин.

В истории с плавкой драгметалла фигурирует императрица Елизавета, дочь Петра I. Демидов поехал к ней в феврале 1744 года для аудиенции и представил государыне 27 с лишним фунтов серебра — более 12 килограммов. Объяснил это Демидов просто: будто приглашенный им иностранный мастер усмотрел его в черной меди на Невьянском заводе, а до этого серебро выжигали из меди как примесь со свинцом.

— Но дело в том, что специальной печи для извлечения в Невьянске не было. А металл, поднесенный императрице, могли извлечь только на острове Сосновый, — говорит Байдин.

Ведьмины метлы в руинах

После почти часа на воде мы наконец приплыли к острову. Сейчас кирпичей тут почти нет, почва вытоптана — местные таскают камень для личных нужд, обкладывают им костры на острове. Трава здесь такая, что с трудом удается пройти.

— Ведьма в лесу живет… — говорит участник команды «Арт-резиденция» Елена Кирилюк, задумчиво рассматривая деревья. — Смотрите, на всех ветках ведьмины метлы.

По местным поверьям, ведьмы, живущие в лесу, оставляют на деревьях свои метлы — искривленные густо заросшие ветки. Сразу вспоминаются легенды о похороненных на острове девушках с низкой социальной ответственностью.

Первое, на что мы наткнулись, — углубление в земле, небольшое, на размеры завода не тянет, — это погреб, в который, скорее всего, складывали еду и лед, чтобы обеспечить работникам жизнь без выездов в город, поясняет историк.

© Виктория Ивонина/ТАСС

Дальше — в возвышенной части острова — находится вросший в землю каменный фундамент 22 на 11 метров. По центру — два Г-образных основания — это печи, поясняет Байдин. Одна служила для добычи черной меди, вторая — для выплавки серебра. Искусным умельцем плавки был иностранец Молле — единственный в 1730-е годы «плавиленного серебряного дела мастер» на весь Урал и Западную Сибирь. Затем котлован — углубление в скальном грунте прямоугольной формы. Его глубина достигает четырех метров, площадь — более 50 квадратных метров, а в одной из стен сделан выход. Предполагается, что сверху котлован был перекрыт, а значит, цех был подземным.

Завод просуществовал недолго — с 1732 по 1743 год. Работал с перерывами, потому что Тайная канцелярия проводила особое следствие о плавке Акинфием Никитичем серебра, но ничего доказать не смогла.

— Потом Акинфий Демидов избрал другую модель, он взял «курс на Алтай». Но я не могу понять почему… — недоумевает историк.

— А что стало с работниками? Все-таки утопили?

— На заводе работали около десяти человек, — поясняет Байдин. — На самом деле в целях секретности рабочий персонал на тайном заводе часто менялся: строили и запускали одни, потом работали уже другие. Причем люди эти были не уральцами.

Для пополнения музейной коллекции Елена Кирилюк захватила с острова кирпич из котлована, где располагался подземный цех. Сейчас посмотреть на него сможет любой желающий в «Арт-резиденции» в Черноисточинске. Но, признается Елена, сколько туристам ни объясняй, все равно домой приедут и расскажут про кирпич с острова, где Демидовы фальшивые деньги делали и людей топили.

Виктория Ивонина

По материалам: «ТАСС»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru