Главная / Общество / Недетский контент спрячут армии модераторов

Недетский контент спрячут армии модераторов

Каких затрат потребует от компаний новая инициатива по защите детей в Сети

На этой неделе крупнейшие IT-компании России учредили Альянс по защите детей в Сети. Его цель — создать для таких пользователей дружественное интернет-пространство, свободное от зловредного контента и побуждающее к саморазвитию. Выполнение взятых на себя обязательств потребует от операторов связи и медиахолдингов сравнительно небольших расходов на инфраструктуру, считают эксперты. Но компаниям могут понадобиться армии модераторов: алгоритмы пока плохо справляются с фильтрацией нежелательного контента.

В минувшую среду российские интернет-компании, медиахолдинги и телеком-операторы подписали Хартию безопасности детей в интернете. Среди подписантов — «Яндекс», Mail.ru Group, «Национальная Медиа Группа», «Газпром-медиа», «Мегафон» и «Ростелеком». Также к инициативе подключились МТС, «Вымпелком» и «Лаборатория Касперского», совладельца которой Евгения Касперского ранее называли автором идеи.

Хартия, подписанная под личным наблюдением президента Владимира Путина 1 сентября, предполагает ограничение доступа к вредному и противоправному контенту для несовершеннолетних. Подписанты учредили Альянс по защите детей в цифровой среде во главе с президентом «Яндекса» по корпоративным отношениям Антоном Шингаревым.

Участники обязались самостоятельно выявлять и удалять вредный для детей контент, замещать его полезным (созданным в сотрудничестве с «молодежными объединениями»), предупреждать педагогов и родителей о рисках, сотрудничая в этом вопросе с властью. Кроме того, подписанты хартии станут отраслевой саморегулируемой организацией, задающей стандарты для других, более мелких операторов связи, интернет-компаний и медиахолдингов.

Как государство брало под контроль интернет

Подписание хартии опирается на целую пирамиду законов и инициатив, оформляющих цензуру в российском сегменте интернета. С 2007 года были выдвинуты как минимум 142 подобные инициативы, при этом по меньшей мере 130 — с 2014 года. В частности, был создан Федеральный список экстремистских сайтов (ФСЭМ), введены наказания провайдеров и операторов связи за доступ к запрещенным сайтам и запрещены файлообменники.

МВД объявило о мониторинге пользователей соцсетей, был принят пакет законов Яровой, включающий хранение информации о трафике абонентов провайдерами и операторами и открытие ключей шифрования спецслужбам. Иностранцам запретили владеть СМИ и точками обмена трафиком, была введена обязательная идентификация в мессенджерах по номеру телефона, началась массированная блокировка анонимайзеров.

Позже последовали попытки Роскомнадзора замедлить и блокировать в России мессенджер Telegram, многомиллионные штрафы за «ложь в соцсетях», свободный внесудебный доступ силовиков к данным пользователей и внесудебные блокировки любой нежелательной информации.

Затем появились:

  • выборочное право скрывать данные в интернете для госорганов и важных персон;
  • запрет для администрации мессенджеров рассказывать о своем сотрудничестве с ФСБ;
  • уголовное наказание за отказ опровергнуть клевету в интернете;
  • 15-суточное заключение за «неуважение к власти в интернете»;
  • запрет на новостные агрегаторы, принадлежащие иностранцам;
  • отслеживание недовольных в соцсетях через нейросети спецслужб.

Федеральное агентство по делам национальностей и Росмолодежь наделили правом блокировать сайты, для интернет-компаний установили штраф в 6 млн рублей за отказ передать ФСБ данные пользователей. Появились законопроект о блокировке опасной переписки, миллионные штрафы для хостинга за запрещенный контент, уголовные наказания для пользователей за репосты и лайки в соцсетях, закон о фейках в них и многое другое.

В 2021 году российские власти одержали победу над Google, добившись от транснационального интернет-гиганта согласия удалить весь противоправный контент (сотни тысяч ссылок). А в марте того же года Владимир Путин на встрече с активистами движения «Мы вместе» заявил, что интернет разрушит общество, если не подчинить его морали.

Миллионные инвестиции в будущее

В конце 2014 года, когда жесткое регулирование интернета в России только оформлялось, автоматической фильтрации детского контента от провайдеров требовало не государство, а его общественные прокси-структуры. Так, «Лига безопасного интернета», созданная православным олигархом из Marshall Capital Константином Малофеевым, ознакомила интернет-компании с поправками к двум федеральным законам — №436 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и №126 «О связи».

Согласно этим поправкам, операторы связи были обязаны автоматически фильтровать весь контент по умолчанию — тексты, фото и видео. Это требовало установки дорогостоящего оборудования по семантической фильтрации https-трафика, трафика VPN-соединений и ТОR-трафика без гарантий его расшифровки. Тогда операторы «большой тройки» оценили свои расходы на фильтрацию в «сотни миллионов рублей», которые неизбежно «будут переложены на стоимость других услуг связи».

Фото: Агентство «Москва»

Как отмечали тогда эксперты, рост непосильных для мелких интернет-компаний расходов выдавит с рынка небольших операторов, работающих в том числе в неинтересных для крупного бизнеса локациях, повысит стоимость интернета и потребует дополнительной защиты персональных данных абонентов.

Сейчас обязательства, возложенные подписантами хартии на самих себя, не потребуют больших расходов, считают эксперты. Одна из причин — дорогостоящее «железо» для контроля и мониторинга интернет-трафика крупнейшие провайдеры и операторы уже установили у себя по требованию государства. «У нас есть ТСПУ (технические средства противодействия угрозам, установлены у операторов связи — Прим. «Ko»), закон о суверенном интернете и так далее. Кроме того, сейчас речь идет о фильтрации и модерации преимущественного собственного, а не чужого контента, что дешевле и проще», — напоминает Карен Казарян, ведущий аналитик РАЭК, главред журнала «Интернет в цифрах».

Сергей Гребенников, замдиректора Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК, тесно сотрудничает с «Мегафоном», «Билайном», «Ростелекомом», Google Russia, «Яндексом», Microsoft, представителями Минкомсвязи и ICANN — Прим. «Ko») оценивает расходы подписантов хартии в «десятки миллионов рублей» на каждую компанию и предлагает считать их «инвестициями в будущее». «Здесь, скорее, речь идет о донастройке алгоритмов уже имеющегося оборудования», — отметил он.

Выполнение хартии потребует от компаний не расходов на инфраструктуру, а затрат на рабочую силу, потому что такая работа выполняется в основном людьми, полагает Карен Казарян. «Алгоритмы, конечно, у нас есть, но финальное решение (об удалении контента — Прим. «Ко») принимают модераторы», — напомнил он.

Осуществимо ли это на практике, учитывая количество контента? «Это очень сложная задача, с которой пока хорошо не справляется ни одна компания в мире, включая мировых гигантов, — отмечает эксперт. — В Китае, например, нежелательный контент заваливают огромным количеством людей, армией модераторов».

В связи с этим, допускает Казарян, можно ожидать увеличения числа рабочих мест в интернет-компаниях и медиахолдингах или в компаниях, которые будут подрядчиками фильтрации контента. Впрочем, эффективность работы модераторов тоже под вопросом: «Она зависит от сверхзадачи и от того, какую долю контента вы считаете приемлемой».

Виктор Ядуха

По материалам: «Компания»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru