Главная / Общество / Урбанистический глянец выжигает живую жизнь

Урбанистический глянец выжигает живую жизнь

Под разговоры о поддержке малого бизнеса в Москве начинается тотальная реконструкция промышленных зон

Уведомления о необходимости освободить помещения уже получили десятки базирующихся здесь предприятий малого бизнеса. Никакие временные локации планами реконструкции не предусмотрены. Некоторые, в основном грязные производства, переезжают в область, владельцы магазинов и сервисов пытаются найти какие-то помещения в том же районе, чтобы сохранить кадры и клиентов. Настроение и у тех и у других похоронное. Руководители ослабленных ковидным кризисом мелких предприятий не уверены, что переживут эту встряску, поскольку тотальный характер зачистки промзон не оставляет надежды отыскать новые помещения по разумным ценам.

В Москве 196 промышленных зон общей площадью 18,8 тыс. гектаров. Это 17 процентов территории города. Согласно планам московской мэрии, под реконструкцию попадает около 70 процентов этих площадей. На месте давно не работающих заводов появятся новые жилые кварталы, современная инфраструктура, парки, детские площадки и прогулочные зоны, а тиражирование проекта «Индустриальный квартал» создаст больше 500 тыс. новых рабочих мест. Все эти благие начинания можно было бы только приветствовать, если бы не несколько но.

Точечная реконструкция промзон идёт почти 20 лет. На сайте mos.ru можно найти и красочно оформленные планы будущих преобразований, и отчёты об уже проделанной работе. Картина везде одинаковая: на месте уничтоженной индустриальной инфраструктуры, которая когда-то давала рабочие места сотням тысяч москвичей, а с 1990-х годов стала прибежищем стихийно разраставшегося малого бизнеса, возводятся жилые кварталы, квартиры в которых недоступны для большинства рядовых граждан, деловые сооружения, где нет места для людей рабочих профессий, спортивные кластеры, занятия в которых невозможны для большинства жителей города и их детей, и прогулочные зоны, где некому гулять.

Всё это началось не вчера, но если до недавнего времени люди пытались препятствовать зачистке некоторых особенно важных для них объектов, то сегодня сопротивляться бесполезно. Всё делается в полном соответствии с законом о поправках к Градостроительному и Жилищному кодексам РФ. Эти поправки вступили в силу в январе 2021-го и заработали на полную мощность летом этого года.

Dura lex, sed lex – закон суров, но это закон

Главная новация – пополнение законодательной базы РФ понятием «комплексное развитие территории» (КРТ). В категорию КРТ попадают проекты по застройке и благоустройству территории с предварительным сносом существующих объектов. Правом принимать решения о комплексном развитии той или иной зоны наделены (в зависимости от статуса территории) Правительство РФ, органы региональной власти или муниципалитеты.

Поправки к Градостроительному кодексу сосредоточены в главе 10, которая так и называется – «Комплексное развитие территорий». Как следует из статьи 64, целями комплексного развития территории являются «повышение качества городской среды и улучшение внешнего облика архитектурно-стилистических и иных характеристик объектов капитального строительства» (п. 1 ст. 64); «создание необходимых условий для развития транспортной, социальной, инженерной инфраструктур, благоустройства территорий» (п. 3 ст. 64) и «формирование комфортной городской среды» (п. 4 ст. 64).

Ради достижения этих целей под снос можно пускать не только постройки, признанные аварийными (п. 4.1 ст. 65), не соответствующими видам разрешённого использования данных земельных участков (п. 4.3 ст. 65) или самовольными (п. 4.4 ст. 65), но и объекты, «снос и реконструкция которых планируются на основании адресных программ, утверждённых высшим органом исполнительной власти субъекта РФ» (п. 4.2 ст. 65). При этом земельные участки и объекты недвижимого имущества, расположенные в зоне КРТ, «могут быть изъяты для государственных или муниципальных нужд» (п. 7 ст. 65).

Целью КРТ является повышение качества городской среды. Фото: комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

В сухом остатке получаем, что для сноса любой постройки достаточно внести её в адресную региональную программу, и это касается не только объектов ставшей ненужной индустриальной инфраструктуры, но и пристроенных к ним помещений, даже если их возведение было согласовано с местной властью. О каких-то компенсациях или предоставлении аренды равнозначных помещений в поправках ничего не сказано, то есть в результате больше всего потеряют представители малого бизнеса, которые вложились в обустройство своих рабочих помещений.

Технопарк и коворкинг вместо работающего завода

Под тотальную зачистку попадают не только пустующие здания уже уничтоженных заводов, но и работающие предприятия. Показательна в этом смысле судьба АО «НПК “Научно-исследовательский институт дальней радиосвязи”» (НИИДАР). Это предприятие работало на оборону с 1916 года, в последние несколько лет занималось разработкой и производством дальних и сверхдальних радиолокаторов для системы противоракетной обороны и другой продукции военного назначения. Реконструкция промзоны в районе Преображенской площади началась несколько лет назад с перевода производственных мощностей НИИДАР в Саранск. В опустевшем здании обосновались мастерские, занимающиеся фрезерной деревообработкой, изготовлением мебели на заказ и системами вентиляции, фирмы «Русские валенки» и «Слуховые аппараты», копировальный центр, танцевальная студия и другие предприятия малого бизнеса, а также музей толкинистики.

Предприятие «НПК “НИИДАР”» работало с 1916 года. Фото: lana1501/Фотобанк Лори

Теперь здание снесут, персонал попросили освободить помещения. На этом месте построят жилые кварталы, прогулочную зону, торговый и бизнес-центры с коворкингом, дизайн-бюро, архитектурные студии, кафе. Что будет с малыми предприятиями и людьми, никого не волнует.

Аналогичным образом решается задача зачистки площадей в промзоне «Нагатинский Затон»: Московский судостроительный и судоремонтный завод тоже переводят из столицы, а на его месте возведут жилой квартал «Ривер Парк», офисно-деловой центр и благоустроенные общественные зоны.

Справедливости ради нужно признать, что на месте нескольких промышленных территорий предусмотрено строительство производственно-складских помещений. Но когда это будет, никто не знает (планируемые сроки реализации проектов комплексной реконструкции колеблются в районе восьми-двенадцать лет). Предлагать выселяемым предприятиям какие-то временные помещения (что было бы естественно, учитывая разговоры о поддержке малого бизнеса), никто не собирается. Зато все понимают, что стоимость аренды площадей в этих новостройках будет значительно выше, да и сдавать там помещения грязным производствам никто не будет.

Поэтому предприятие, занимающееся изготовлением лакокрасочной продукции, уже переехало в Химки, а его сотрудники поставлены перед выбором: остаться без работы или тратить по четыре часа на дорогу.

С теми же проблемами сталкиваются кузнечные мастерские, фирмы, производящие трубопроводное оборудование, и спортивные секции.

Классика жанра реконструкции – креативное пространство на стрелке острова, образованного Водоотводным каналом и Москвой-рекой. Находившаяся там с середины XIX века кондитерская фабрика «Красный Октябрь» ещё в 2000-е годы была переведена на территорию шоколадного комбината «Бабаевский», а принадлежавшие ей здания превратились в арт-кластер с выставочными залами, ресторанами, кинотеатром и ночными клубами. Но летом этого года начался снос клуба Icon, располагавшегося в бывшей типографии конфетных обёрток. На его месте собираются возвести элитное жильё. Такая смена концепции показательна сама по себе.

Главные бенефициары КРТ – строительные компании

Крупные строительные компании предпочитают заниматься масштабными проектами. Отсюда их интерес к КРТ. Большие площади, огромный объём строительных работ и комплексное освоение территорий – то, что им нужно. При этом градостроительная политика руководства Москвы полностью соответствует установкам Правительства, считающего крупные строительные проекты драйвером развития экономики.

В результате государство создаёт благоприятные условия в виде поправок к Градостроительному кодексу, Москва предоставляет поле деятельности с перспективой тиражирования проектов КРТ по всей стране, строительные компании зарабатывают, и все довольны, кроме коренных москвичей, которые не только перестали узнавать свой город, но и вынуждены осваивать искусство выживания в «комфортной среде», лишающей их работы, небольших магазинов в шаговой доступности и других атрибутов привычной жизни.

Всё это, конечно, неприятно, но гораздо большую опасность представляет чрезмерное надувание финансово-строительного пузыря. Рост цен на продукты и другие товары, обусловленный доминированием торговых сетей, снижает платёжеспособный спрос на жильё.

При таком раскладе строительный бум не решает задачу обеспечения достойным жильём всех граждан страны, но приводит к сосредоточению значительной части жилищного фонда в руках наиболее состоятельной части общества и невозможности продать ряд квартир в новостройках.

В среднесрочной перспективе неприятным сюрпризом может стать реакция и без того раздражённой провинции на зачистку местных промзон и работающего в них малого бизнеса. Особенно если эти проекты будут отрабатывать крупные московские компании, которые уже пришли в регионы. В сегодняшней Москве подобных проблем практически нет, возможно, потому, что её жители за последние 10 лет уже пережили серию зачисток и привыкли к экстравагантной стилистике московских властей.

Этапы большого пути

Тотальная унификация московской жизни началась в 2011 году с кампании по «упорядочиванию мелкорозничной торговли», в ходе которой были уничтожены палатки и киоски, работавшие у станций метро и остановок наземного транспорта. Это был двойной удар – и по малому бизнесу, и по местным жителям, привыкшим за предыдущие 20 лет покупать сигареты, хлеб и другие продукты в прямом смысле на бегу и, как правило, по более низким, чем в магазинах, ценам.

Затем начали исчезать небольшие торговые точки, находившиеся в жилых домах, и народ потянулся в сетевые супермаркеты. Ещё был снос старых кинотеатров, совпавший с массовым строительством крупных торговых центров, в которых есть всё – от больших продовольственных магазинов до ресторанных двориков, бутиков, парикмахерских и тех же кинотеатров. Сегодня такие ТЦ расположены почти у каждой станции метро, и они уже стали местами притяжения для жителей соседних микрорайонов.

Демонтаж торговых павильонов на Дорогомиловском рынке в 2014 году. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

При этом обещанная реконструкция кинотеатров затянулась почти на 10 лет, и конца ей не видно. Примечательна история кинотеатра «Мечта», который находится недалеко от станции метро «Каширская». Он был построен в 1966-м и закрыт в 2013-м. Следующие четыре года в здании располагались универсам «Пятёрочка» и несколько киосков. В январе 2017-го появилась информация, что проект реконструкции утверждён и работы начнутся в первом квартале 2018 года. Здание снесли, поставили бытовки для рабочих и забор с плакатом «Сдача объекта в 2019 году». Но работы не велись. В 2020-м плакат сняли и пообещали сдать объект в 2021-м. Работы снова не велись, а три недели назад появилось сообщение: «В сентябре 2021 года компания “Адамант-Строй” приступила к разработке проекта реконструкции кинотеатра “Мечта”».

Аналогичным образом идёт реконструкция других давно закрытых кинотеатров. В чём причина такого откровенного саботажа? Возможно, дело в том, что «Мечта», как и другие кинотеатры, никому не нужна, а затеяли всё это для того, чтобы перенаправить публику в быстро построенный рядом с «Каширской» и открытый в 2014 году ТРК «Москворечье».

Ещё более цинично зачищали в Москве детские спортивные и туристические секции. Пожалуй, самой вопиющей была история, разыгравшаяся в Строгинском заливе, где базировались подростковые речные клубы «Гардемарины», «Школа ветра», «Алые паруса», «Детский берег Строгино», «Объединённый турклуб», «Зюйд-Вест» и «Школа безопасности». За почти 30 лет через эту базу прошло около 20 тысяч школьников из разных районов Москвы. Они ходили на шлюпках, ялах и катамаранах. Все занятия были бесплатными.

В 2016 году база, функционировавшая с 1980-х и пережившая трудные 1990-е, была уничтожена.

Родители и руководители клубов писали письма в инстанции, подчёркивая, что эти секции «занимаются патриотическим воспитанием подрастающего поколения и поддерживают здоровый образ жизни молодёжи». Были серия судов, обращения депутатов муниципального собрания ВМО Строгино в природоохранную прокуратуру. Не помогло. Детей выгнали и построили, как это принято в Москве, спортивный кластер: яхт-клуб, парусную академию и прочее. Есть и детские секции (летом – виндсёрфинг, зимой – сноукайтинг), но на коммерческой основе с ориентацией на хорошо зарабатывающих родителей: одно групповое занятие стоит 1,5 тыс. рублей в час, индивидуальное – 2 тыс. рублей.

Затем, в начале 2019 года, в Москве началась атака на детские школы искусств, а это более 5 тыс. рабочих мест и десятки тысяч детей. Что должны думать о руководстве столицы и российской власти все, кого затронули эти позорные истории? И если было не стыдно выгонять на улицу детей, что говорить о каком-то малом бизнесе – всех этих цехах по производству мебели и уличных вывесок, мастерских по ремонту компьютеров и телефонов. Наши элиты вообще не понимают, зачем нужны какие-то мастерские, если можно купить новую модель.

Москва становится городом хипстеров и гастарбайтеров

Практически все бизнес-центры и новые рабочие места, создаваемые в рамках КРТ, ориентированы на так называемый креативный класс, а ресторанные дворики в торговых комплексах, находящихся рядом с удалёнными от центра станциями метро, стали точками притяжения для молодых гастарбайтеров, тусующихся там после работы. Первое утверждение следует из многочисленных документов, распространяемых московской мэрией, второе легко проверить, заглянув вечером на второй этаж ТЦ у станций метро «Братиславская» или «Выхино».

Эта поляризация, конечно, не отражает полной картины. Живая жизнь богаче: в Москве пока ещё очень много обычных людей с простыми потребностями в рабочих местах и создании семьи, но если развитие города будет продолжаться в том же направлении, то перспективы для их детей весьма сомнительны. Самые стойкие, наверное, смогут получить образование, профессию и найти нормальную работу, а для всех остальных выбор прост: или стать специалистом по, условно говоря, продакшен-менеджменту, или пойти в сферу обслуживания и конкурировать с выходцами из среднеазиатских республик.

В Москве много комфортных мест для жизни, но перспективы развития города выглядят сомнительно. Фото: Владимир Федоренко/РИА Новости

Другие же виды деятельности беспощадно выжигаются, и московский подход к урбанизации играет не последнюю роль. При этом зацикленность на креативе и цифровизации, характерную для руководства Москвы, отчасти поддерживает Правительство РФ. Премьер-министр Михаил Мишустин сам является чуть ли не главным цифровизатором, а утверждённая две недели назад правительственная Концепция развития творческих индустрий до 2030 года предусматривает поддержку государством таких видов деятельности, как дизайн, медиа, реклама, IT-сектор. То есть тех сфер, для которых в Москве строят глянцевые бизнес-центры.

В итоге имеем чистый и ухоженный город, улицы которого отданы несущимся на велосипедах и самокатах (Москва недавно выделила на поддержку этого сервиса 75 млн рублей) хипстерам, а сфера обслуживания – гастарбайтерам. Над всем этим парят оторванные от реальной жизни элиты и создающие новый облик города строительные компании, главный трудовой ресурс которых – среднеазиатские мигранты. А тех, кто вопреки этим трендам хочет самостоятельно трудиться, делая что-то нужное для людей, городское начальство загоняет в банкротство или выдавливает в область.

Вера Зелендинова

По материалам: «Октагон»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru