Почему Алишер Усманов продал VK «Согазу»

Алишер Усманов расстался со своим старейшим и крупнейшим интернет-активом

Миллиардер продал свой пакет голосующих акций VK (бывшая Mail.Ru Group) «Согазу» совладельца «Национальной Медиа Группы» Юрия Ковальчука, который поровну поделит контроль над VK с «Газпром-медиа». Громкая сделка — результат трехлетних стараний Усманова перестать быть единственным инвестором VK, которая была для миллиардера скорее источником проблем, чем прибыли. Новым инвестором мог стать и Сбербанк — но стороны не смогли договориться об условиях. Теперь VK, перейдя в надежные руки новых собственников, станет первым большим плацдармом государства в рунете.

Что случилось

В четверг USM объявила о продаже всей своей доли в VK «Согазу» и Газпромбанку. «Акционерное участие в VK Group во многом определило развитие и стало важной частью истории нашего холдинга. <…> Сегодня мы выходим из капитала компании, оставляя ее на пике показателей как по количеству аудитории, так и по финансовым метрикам, что вселяет уверенность в ее будущем», — привела в своем пресс-релизе слова Алишера Усманова USM.

Схему сделки мы подробно описывали здесь. После завершения сделок между USM, Сбербанком, «Согазом» и Газпромбанком двое последних получат по 45% в компании «МФ Технологии» (МФТ), контролирующей 57,3% голосующих акций VK. Еще 10% МФТ принадлежит госкорпорации «Ростех».

Газпромбанк в пятницу объявил, что передаст свой пакет в капитал подконтрольного ему холдинга «Газпром-медиа». «Согаз», 34,83% акций которого принадлежит Юрию Ковальчуку, его жене и партнерам, является единственным публичным акционером конкурирующего медиахолдинга — «Национальной Медиа Группы».

Как совладельцы VK поделят управление компанией, пока неизвестно. Большинство собеседников The Bell на рынке считают, что управляющим партнером будет «Согаз». Впрочем, первым официальным комментатором сделки стал глава «Газпрома» Алексей Миллер, который одновременно является председателем советов директоров «Согаза» и «Газпром медиа». Он особо подчеркнул, что «между акционерами “МФ Технологии” не возникает одного контролирующего юридического лица, а все действия нового акционера будут осуществляться на сугубо рыночных принципах».

Источник, знакомый с ходом переговоров о смене собственников VK, объясняет двоевластие новых акционеров необходимостью привлечения для развития компании «мощного пула инвесторов», но допускает, что одним из факторов могло стать желание избежать санкционных рисков. Схема сделки, при которой оба собственника контролируют по 45% акций, позволяет обойти «50% rule» — правила Минфина США, согласно которому под санкции могут попасть любые активы, в которых подсанкционному лицу принадлежит не менее 50% акций.

Дополнительным подтверждением управляющей роли «Согаза» можно считать кандидатуру нового гендиректора VK — им станет первый вице-президент «Ростелекома» Владимир Кириенко, сын первого замглавы администрации президента Сергея Кириенко. По словам двух источников The Bell, в пятницу днем Кириенко-младший провел первую встречу с топ-менеджментом VK. Один из них уточняет, что представлял Кириенко председатель правления и совладелец «Согаза» Антон Устинов.

Почему Усманов продал VK

VK — старейший интернет-актив Алишера Усманова: совладельцем компании миллиардер стал еще в 2008 году, купив долю в фонде Юрия Мильнера DST. Но сразу несколько собеседников The Bell говорят, что в последние годы Усманова тяготил этот актив.

У структур Усманова в VK была очень низкая экономическая доля — на момент сделки через МФТ они контролировали примерно 2,6% уставного капитала компании при голосующей доле 31,2%. Акции VK поделены на бумаги класса A, дающие по 25 голосов (все они принадлежат МФТ), и класса B, дающие один голос (их крупнейшие владельцы — голландский Prosus, чья экономическая доля в VK составляет 25,7%, и китайские Alibaba Group с 9,7% и Tencent с 7%).

Источник, знакомый с бизнесом USM, назвал VK «чемоданом без ручки», не приносившим больших по меркам холдинга Усманова денег. Например, чистая прибыль «Металлоинвеста» в 2020 году составила $1,34 млрд, чистая прибыль VK — 10 млрд рублей ($138 млн). А за первые 9 месяцев 2021 года VK и вовсе получила чистый убыток 5,3 млрд рублей. Из отчетности компании следует, что главным источником убытков стало СП со Сбербанком «О2О Холдинг», объединяющее сервисы такси «Ситимобил», доставки еды Delivery Club и «Самокат» и другие активы в райдшеринге и фудтехе. Сбербанк заявлял, что за неполный 2021 год вместе с VK на паритетных началах вложил в СП 43 млрд рублей.

В первые месяцы пандемии акции Mail.Ru быстро росли вместе с бумагами других интернет-компаний — но с осени 2020 года стали падать. C ноября 2020 года акции компании на Московской бирже подешевели на 41%, GDR на Лондонской бирже — на 37,9%. Капитализация VK в четверг составляла $4,16 млрд.

Крупных инвестиций требовали не только такси и фудтех — и не только по бизнесовым причинам. «По всему было видно, что VK — не то, во что [USM] хотели инвестировать. А политически для администрации президента это был больной вопрос. Из данных по аудитории разных площадок было видно, как растут в России зарубежные сервисы и как, по сути, деградирует “ВКонтакте”. Государству политически не хотелось бы, чтобы “ВКонтакте” терял контакт с российской аудиторией. И Усманова с точки зрения ответственности перед государством это положение дел не могло не угнетать. Ведь вряд ли его в АП спрашивали про дела в “Самокате”», — объясняет источник The Bell, знакомый с ходом переговоров. В результате VK стал серьезным обременением, констатирует он.

Как Усманов искал партнеров

Первых стратегических партнеров для развития Mail.Ru Group Усманов привлек в 2018 году. До этого момента 100% акций класса А, дающих 57,3% голосов в компании, принадлежали структурам Усманова — сначала USM, а потом «Мегафону». Но в мае 2018-го — через месяц после введения санкций США против Олега Дерипаски и других российских олигархов — «Мегафон» передал этот пакет в новую компанию «МФ Технологии» (МФТ), 35% акций которой было продано Газпромбанку, а еще 11% — «Ростеху».

Для сделки МФТ была оценена в $450 млн — а значит, за 45% ее акций структуры Усманова получили от Газпромбанка и «Ростеха» $247,5 млн. Но сделка могла быть и сложнее. Через две недели после ее подписания глава «Ростеха» Сергей Чемезов заявил, что долю в МФТ госкорпорация получит в обмен на принадлежащие ей 1,33% акций «Мегафона» и опцион на 25% в проекте освоения крупнейшего в России медного месторождения Удокан, которое «Ростех» помог Алишеру Усманову получить на конкурсе в 2008 году. Вечером того же дня «Ростех» и USM заявили, что Чемезова неправильно поняли и речь идет о «полностью независимых процессах». А спустя четыре месяца «Ростех» передал опцион на 25% Удокана USM. В релизе USM о продаже VK, опубликованном на этой неделе, Удокан упоминается как один из проектов, на которых будет сфоксирована бизнес-стратегия USM.

Уже через несколько месяцев после создания СП с Газпромбанком и «Ростехом» Усманов публично дал понять, что активное участие в развитии соцсетей больше не входит в его планы. В октябре 2018 года «Мегафон» и USM передали свои голосующие акции Mail.Ru Group в управление менеджменту, а Усманов заявил: на рынке соцсетей «уже сложились свои лидеры», а сам он видит огромный неосвоенный рынок в электронной коммерции и собирается посвятить его развитию следующие 5–10 лет. Речь шла о СП в e-commerce с китайской Alibaba, о создании которого Mail.Ru Group договорилась за месяц до этого. Документы о создании СП будут подписаны в 2019 году, а в 2021-м, после сделки с «Согазом», оно останется единственным интернет-активом Усманова.

Но летом 2019 года у Усманова появился новый потенциальный партнер и покупатель для Mail.Ru — Сбербанк, который в 2018 году предпринял неудачную попытку купить крупный пакет акций «Яндекса», после чего отношения между ними испортились и компании начали переговоры о разводе в своем СП в e-commerce на основе «Яндекс.Маркета».

В июле 2019 года Сбербанк и Mail.Ru объявили о создании собственного СП «О2О Холдинг», в которое вошли сервисы такси и фудтеха, конкурирующие с «Яндексом». А в ноябре 2019-го Сбербанк купил у Газпромбанка и «Ростеха» 36% «МФ Технологий», дающих примерно 21% голосов в Mail.Ru Group. Вдобавок «Сбер» договорился с USM об опционе на обмен своей доли в «О2О Холдинге» еще до 20% акций Mail.Ru в 2022 году. Опцион, впрочем, не был для USM обязывающим.

Сбербанк действительно вел переговоры об увеличении доли в Mail.Ru Group в обмен на финансирование компании, говорит один из собеседников The Bell. Но компании, по его версии, не смогли договориться о том, как активы Mail.Ru будут развиваться в экосистеме «Сбера». Уже осенью 2020 года FT сообщила, что партнеры собираются разводиться и в СП в сфере такси и доставки еды. А весной 2021 года — о том, что стороны согласовывают раздел активов в Кремле. К этому моменту речь о покупке Mail.Ru Сбербанком уже не шла, говорит один собеседник The Bell. «В процессе развода был серьезный конфликт, и договориться на этом фоне очевидно было очень непросто», — добавляет второй.

В ноябре «Сбер» продал свой пакет акций Mail.Ru обратно Газпромбанку, который на этой неделе и стал одним из двух контролирующих акционеров Mail.Ru. «Команда “Сбера” искренне благодарит коллег из USM за плодотворную совместную работу. Мы рады приветствовать новых партнеров — акционеров VK. Уверены в продуктивном сотрудничестве в рамках нашего совместного предприятия в области городской мобильности и фудтеха», — заявил после объявления о сделке первый зампред Сбербанка Лев Хасис.

Что мне с этого?

На российском интернет-рынке впервые в его истории появляется по-настоящему сильный игрок, полностью подконтрольный государству. Сама история сделок вокруг VK в последние три года показывает — кто бы ни стал ее покупателем, иной вариант развития событий вряд ли был возможен.

Петр Мироненко, Ирина Малкова

По материалам: “The Bell”

Ранее

Силовики защищают гостайны от QR-сканирования

Далее

«Лишь единицы знают, где аварийные выходы»

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru