Довериться колдунам и духам

На фоне пандемии россияне окунулись в эзотерику

pixabay.com

После двух лет пандемии и связанной с ней неуверенности некоторые россияне решили взять свою судьбу в свои руки. О будущем они спрашивают теперь не правительство или других начальников, а карты таро. В издательстве «Эксмо» рассказали, что по итогам года спрос на эзотерическую литературу вырос на 53%.

Православие “отдыхает” на фоне магических практик

Публикация в «Коммерсанте» вызвала большой ажиотаж. Как же так? Строили – строили золотые купола по всей стране, показывали всех российских начальников с толстыми свечками на Рождество и Пасху, а неблагодарный народ, вместо того, чтобы слушать голос пастырей с амвона, с головой окунулся в карты таро, в «Практическое руководство по трансформации судьбы», в медитацию и поиск “ресурса”.

Как рассказала начальник отдела религии и эзотерики «Эксмо» Мария Виноградова, читают не про восточные теории и не Блаватскую со Штайнером, а книжки по практической «работе с подсознанием, понимания предназначения, кармических задач».

«Эксмо» – не единственное издательство, которое столкнулось с новым всплеском интереса аудитории. Об этом говорят практически все дома. Там, где не выпускают эзотерику, видят рост интереса к психологии и позитивном мышлении.

Для России увлечение мистикой – явление не сегодняшнего дня, но оно всегда сопровождает другие кризисы.

– В начале 20-го века был очень серьезный кризис внутри православной церкви, которая была господствующей, – объясняет историк, заместитель директора «Центра политических технологий» Алексей Макаркин. – 90-е годы – крах коммунистической идеологии. Был кризис в 80-х годах, а интерес к эзотерике, к восточным учениям проявился с 1970-х годов. Уже тогда ходила по рукам литература, собирались люди, что-то обсуждали.

Помните формулировку «Россию надо возрождать» и фильм Говорухина «Россия, которую мы потеряли»? Было распространено представление о том, что была некая замечательная Россия, которую мы потеряли и которую необходимо восстановить, «Москву златоглавую и аромат пирогов»… Соответственно, эзотерика вписывалась в этот тренд, считает Алексей Макаркин.

В 90-х годах, последнем перед нынешним пике интереса к эзотерике, гаданиям, магам и чародеям, православной церкви удалось остановить его за счет того, что общество было обращено в историю. В дореволюционной истории православие входила в триаду графа Уварова – самодержавие, православие, народность. Это и сыграло большую роль. Несмотря на то, что российское православие реконструированное, у него осталась серьезная основа, начиная с богослужений и заканчивая архитектурой. Но победа эта была неокончательной – русский человек может считать себя православным и одновременно верить в переселение душ, почитать Иоанна Кронштадского и Елену Блаватскую. В русской культурной традиции возможно все.

В 2021 году наступил очередной виток увлеченности эзотерикой. Для этого есть несколько версий.

Пандемия и вера в Бога: кто кого

Как отметили издательства, рост потребления эзотерической литературы сопровождается падением интереса к религиозным книгам. Триггером здесь выступила пандемия, считает Алексей Макаркин. В начале было особенно много неопределенности. Сначала не было вакцины, зато было очень много слухов. Комментарии специалистов ясности тоже не вносили. Одни ученые говорили, что пандемия закончится в 2020 году, другие – в 2021, потом в 2022-м. Претензии к ним предъявить сложно, однако для части людей это выглядело таким образом, что наука не справляется. Когда она не справляется, люди ищут альтернативу.

В храм ходить многие боятся – можно заразиться.

– Для религиозной периферии это было инерцией, мол, как-то ходим, и надо ходить. И когда выяснилось, что ходить вроде не надо, люди с облегчением вздохнули. Весной 2020 года для людей это стало прецедентом – оказывается, можно не ходить в храм на Пасху, и ничего страшного не произойдет.- говорит Макаркин.

Если невоцерквленные люди читают православную литературу дома, то они часто не знают, что им делать. Религиозные книги призывают идти в храм, причащаться, исповедоваться. И раньше среднестатистический православный нередко верил и в переселение душ, и в тибетских мудрецов, и в учение Рериха. А сейчас у него сменились приоритеты.

– Замена эта комфортная, не надо никуда ходить. Не надо стоять на богослужениях. Не надо дожидаться конца литургии, когда надо причаститься. Там возникает много разных проблем. Батюшка тебя спросит: а когда ты последний раз колбаску ел? В великий пост? Что ему сказать? Сказать, что вчера – как-то неудобно. Сказать, что давно – вроде соврал. А эзотерика легкая, она как раз адаптирована к человеку, – считает историк.

Можно купить книжку, читать дома и ощущать свое приобщение к великой традиции. Люди сами конструируют свое представление о духовности.

Несвобода и неуверенность как основа для метафизики

Когда общество не совсем свободно, говорит доктор политических наук, профессор Юлий Нисневич, проявляется склонность к мистическому:

– Вспомните начало 90-х годов, Кашпировского, Чумака и всех прочих. Общество было в нестабильном состоянии, никто не понимал, как и что происходит, и тут же у нас появляется Кашпировский, Джуна и прочая компания.

Особенно это касается той части общества, которая не стремится найти рациональное объяснение происходящему. Проще уйти в мистику, чем искать рациональные объяснения. Чем больше в обществе потерянных людей, не понимающих, что происходит, тем больше это поднимает эзотерику.

Так было всегда, говорит историк, исламовед, профессор Алексей Малашенко:

– Когда в обществе любой кризис, когда существует неверие, нужно к чему-то повернуться и чем-то заинтересоваться. Ну не президентом же! Это было всегда. И в начале прошлого века, и в конце прошлого века. Это компенсация того, что нет ничего более внятного, полезного и интересного.

Популярность эзотерики в России связана и с культурой. Принадлежность к русской культуре определяется потребностью к мистике. В России всегда была внутренняя неопределенность, поэтому ей свойственен высокий уровень иррациональности. Мы более иррациональны, чем какие-то западные общества, замечает профессор Нисневич. На Западе проявляется скорее теория заговора, но конспирология – это рациональная история, а эзотерика – это мистика. В России многие выбирают веру в чудо, поэтому так процветают колдуны и гадалки:

– Это люди, которые не могут или не хотят искать рациональные объяснения, идут по простому пути, по пути эзотерики, колдунов, волшебников, которые все могут объяснить, предсказать и так далее. Это поиск более легкого мировоззренческого пути: как объяснить, что у нас происходит, как объяснить жизнь, которая вокруг нас протекает, отношение ко всяким авторитетом и ко всему прочему.

Алексей Макаркин вспоминает 1970-е годы, когда и в мире на фоне кризиса западной цивилизации в Америке расцвел New Age с его спиритуальными и религиозными практиками, имеющими свое начало на Востоке. И не только – было желание изменить мир, в том числе, и с помощью террора. Были и «Красные бригады» в Италии, был RAF и группа Баадера-Майнхоф в Германии:

– Это значит, что ситуация носит непростой характер, но это не значит, что обязательно произойдет обвал. Необязательно , что рост к этим учениям приведет к революции. Бывает по-разному, причем это разное зависит от способности к адаптации.

Есть еще одно объяснение новому интересу.

Смена поколений и симулякры истории

Сейчас выросло новое поколение, у которого интерес к истории подавлен, а оттого и слабо выражен. Власть продвигает свою версию исторической правды и даже создало два общества – «Историческое» и «Военно-Историческое». Финансируются фильмы, выпускаются книги, а интерес падает. История становится симулякром, полагает Алексей Макаркин, и тогда появляется шанс у эзотерики. Православная церковь не может сформулировать ответы на вопросы, которые волнуют молодых. И хотя внутри церкви идут дискуссии, как она должна себя позиционировать внутри общества, но поиск новых идей идет кулуарно, а обществу нет никакого дела до этого.

– Прошло тридцать лет. С точки зрения многих церковных людей, многие шансы были упущены. Соответственно, возникший вакуум заполняют кто угодно, в том числе, различные эзотерические учения, – констатирует Алексей Макаркин.

Так было в конце 1980-х в Советском Союзе, особенно тогда, когда православие не играло никакой роли в обществе, а гражданам каждый день показывали чудеса, напоминает Алексей Малашенко:

– Это прекрасное поле, чтобы морочить голову. Даже не для жуликов, а для психов. Жулики само собой. А красивые психи типа Блаватской – замечательно. Это так интересно! Но никому не нужно.

Распространению нового оккультизма способствует самое современное средство коммуникации – социальные сети.

– Раньше, чтобы погрузиться в миру духов и тайн, нужно было найти мастера, купить книги, изучить их. Сейчас для этого есть множество телеграм-каналов, блогов в Инстаграме и на Ютубе, аккаунтов в ТикТоке. Именно самая молодёжная из социальных сетей – ТикТок – стала главной маркетинговой площадкой для гадания на картах таро. Сначала взрослые в экспресс-режиме отвечали на вопросы участников – как Вася сдаст экзамен, и надо ли Маше встречаться с Васей. Потом подростки стали сами активно практиковать, – говорит антрополог и фольклорист, научный сотрудник РГГУ и РАНХиГС Ольга Христофорова.

Это одно из проявлений того, как современные молодые люди выстраивают горизонтальные связи. Они не доверяют официальным институтам – власти, школе, медицине. Для них власть и официальная религия – что-то надоедливое, то, что не даёт правильных ответов на экзистенциальные вопросы. А если они читают эзотерическую литературу, то видят в ней поставленные еще эзотериками 1990-х-2000-х вопросы: что нам даёт наука? Только проблемы для окружающей среды, никаких ответов на насущные проблемы. И, соответственно, нужно развивать другие способности. Для молодёжи вся эта деятельность сродни экологическому движению, феминистскому, движению освобождения:

– Свою роль сыграла и церковь – автаркия, близость к власти, отсутствие ответов на существенные запросы молодёжи. Церковь стала восприниматься как официальный институт подобный школе, официальной власти. И даже дело не в том, что церковь не отвечает так, как магия, на личностные запросы, религия – это более сложная история.

Эксперты говорят о падении уровня образования – все по известной формуле, когда сон разума рождает чудовищ. Однако Ольга Христофора считает, что дело не в образованности – или необразованности, а в падении авторитета науки, школы, знания в целом. Не забыт в обществе и постсоветский “бунт против науки”. Недаром многомиллионными тиражами в стране продавались книжки об альтернативной истории Фоменко, об альтернативной лингвистике, которые сильно подорвали авторитет науки в глазах людей. Плюс хорошо известный феномен, когда молодежь знает всегда все лучше:

– Они знают, что земля плоская, потому что в ютубе есть куча роликов, доказывающих правильность этой версии, и они легко могут стать членом секты плоскоземельцев. А школа в этом смысле – один из альтернативных вариантов.

Эзотерика и власть

Для представителей российской власти и исторически, и сейчас эзотерика и мистицизм – понятия знакомые не понаслышке.

– Если вы обратите внимание, то увидите, что очень многие люди во власти этому подвержены. Мода на эзотерику начинается со стороны власти, в первую очередь. Этим поражена не только нижняя часть, социальная, в первую очередь, поражена верхушка. Возьмите Николая Второго и Распутина – это тоже мистика, на самом деле. Власть сама способствует распространению эзотерики, потому что она демонстрирует примеры. Люди, которые не очень хотят разбираться, они говорят – о, ребята пошли к Джуне, мы тоже пойдем, – констатирует Юлий Нисневич.

Сейчас Джуну заменили многочисленные коучи, к которым любит ходить российская элита. А дальше механизм распространения в обществе хорошо известен. Вдруг появляются люди6 которые знакомы с такими “практиками”. Эти люди создают онлайн-классы. Все это начинает расти как снежный ком.

Но не только культурный код определяет равнодушное отношение властей к тем, кто увлекается эзотерикой. При Советской власти эзотерика считалась нарушением официальной идеологии. Эзотерика – это уход в себя, соответственно, человек становится менее общественно активен, поэтому властям беспокоиться нечего. Алексей Макаркин говорит:

– Для власти важно, чтобы там не было политики, и чтобы не было прямой связи с заграницей, что тоже у нас связывается с политикой. Сегодня они там молятся, а завтра они получат указания от своего обкома или ЦК и пойдут на улицу. А в индивидуальном чтении эзотерической литературы власть не видит ничего проблемного. Если человек создаст какую-то организацию, миссионерствовать, заниматься активной проповеднической деятельностью, на него обратят внимание.

Даже к скрепам у российского истеблишмента отношение прагматическое. Еще несколько лет назад у представителей православной церкви было больше возможностей для самовыражения, констатирует Алексей Макаркин. Сейчас их стало значительно меньше, потому что все, что соприкасается с политикой, вызывает серьезные проблемы.

С эзотерикой у российской власти симбиоз, считает Алексей Малашенко:

– Власть на этом паразитирует. Так было всегда. Там существуют чудеса, причём полезные. Это не страшно, потому что это не действия, а болтовня, умствование. Вся российская история этим пропитана.

Но пропитано мистицизмом не только прошлое, но и настоящее. Для эпохи постмодернизма, в которую мы живем, характерна постсекулярность. Это как волна, процесс абсолютно естественный, говорят ученые. С одной стороны, оккультизм – мракобесие. С другой стороны, это обычное человеческое любопытство и стремление к творчеству. Ольга Христофорова говорит:

– Одобряю я это или нет как человек, но как учёный понимаю, что это естественные человеческие потребности – искать и находить ответы на свои экзистенциальные вопросы. Интерес к мистике у людей был всегда, и тяга к творчеству, потребность создавать волшебные, символические миры.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

По материалам: “Новые Известия”

Ранее

Экономишь – терпи! Жаловаться на сервис в бюджетном такси совершенно бесполезно

Далее

Скандал в США

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru