Мусорный фильтрат для Петергофских фонтанов

Против чего борется село под Петербургом

В рамках мусорной реформы недалеко от Петербурга хотят открыть комплекс переработки отходов. Кроме сортировки и переработки здесь будут складировать тонны мусора. Еще недавно здесь хотели создать заказник для охраны истоков рек, питающих знаменитые фонтаны Петергофа.

Жителей двух небольших сел на границе Санкт-Петербурга и Ленобласти Петровское и Оржицы удивляет, почему проект комплекса переработки отходов (КПО), который хотят разместить на месте бывшего карьера, волнует только их. От будущего полигона один поселок отделяет километр, второй – полтора. Но в этих лесах протекают ручьи, которые питают систему фонтанов Петергофа, расположенного в десяти километрах к северу. По словам жителей Оржиц, о проекте, с которым уже почти год борются активисты, мало кто знает и в Стрельне, где расположена президентская резиденция – Константиновский дворец, и в Ломоносове. При этом, если проект запустят, очень скоро здесь вырастет мусорный террикон, который будет хорошо виден издалека. Проблему в минувшие выходные обсудили в жители села и активисты, которые добиваются сворачивания проекта.

Официально объект известен как КПО «Брандовка». Это один из пяти комплексов, которые в рамках мусорной реформы собирается построить компания «Невский экологический оператор» для утилизации отходов Северной столицы. Два КПО построят в черте города и там предполагается только сортировка и переработка полезных фракций. А вот три объекта на участках, которые Петербургу предоставила Ленинградская область, предполагают еще и захоронение. Это один из страхов, о которых говорят жители Оржиц – даже при самом идеальном раскладе, перерабатываться будет только половина отходов. Остальное – сваливаться сначала в карьер, а потом на полигон. И чем это отличается от обычной свалки – не ясно.

«Мы оперируем только цифрами из официальных документов и ничего не придумываем, – говорит один из активистов Дмитрий Паршиков, – в территориальной схеме по обращению с отходами указано, что на КПО «Брандовка» будет поступать мусор из южных районов Петербурга. В год это 931 тысяча тонн. Из них 339 тысяч тонн повезут на «Брандовку» сразу, остальное пройдет через сортировку внутри города, и в лучшем случае половина опять же пойдет к нам. Всего к нам в год будут привозить 617 тысяч тонн отходов. Часть переработают и в самом идеальном варианте на захоронение останется 437 тысяч тонн. Мы понимаем, что «Брандовка» нужна не как завод, а как место для захоронения. Много это или мало? Это 1790 тонн в день, это 170 грузовиков в сутки. Когда этот проект только появился, губернатор Ленобласти Дрозденко несколько раз говорил «зачем вам лунные пейзажи, надо рекультивировать карьеры, посадить елочки». Мы посмотрели, насколько быстро это произойдет. Карьер у нас маленький, глубина 15 метров. Карьер мы заполним за 6 месяцев, вот и вся рекультивация. Но проект рассчитан до 2032 года, и никто никуда не уедет. Значит будет расти мусорная гора. Как быстро будет расти террикон? Это все школьная арифметика. За год он будет увеличиваться на 9 метров. Года через 3-4 высота террикона будет выше, чем сами Оржицы. К концу действия терсхемы высота будет 81 метр. Скандальный полигон «Новый свет» в Гатчине имеет высоту 61 метр».

Жители предполагают, что уже через несколько лет функционирования свалки смогут увидеть мусорную гору, просто выглянув в окно.

Спасительные фонтаны

КПО «Брандовка» отличает от других подобных объектов близость к уникальному объекту – заповеднику «Петергоф» с его системой фонтанов, которая питается от рек и каналов, расположенных в районе Оржиц. Люди полагают, что фильтрат от свалки неминуемо окажет негативное влияние на памятник истории.

«Вторая часть нашей проблемы – это водоподводящая система фонтанов, – говорит Дмитрий Паршиков. – Фильтрат быстро потечет в фонтаны. Есть такое понятие как перепад высот. С «Брандовкой» не все так просто. Она находится на отметке 80 метров. В районе села Петровское отметка 40 метров, районе ручьев – 56. В обе стороны уклон. Фильтрат – это естественный продукт полигона. Мы смотрим на такие полигоны, которые уже работают в Подмосковье, и понимаем, что от фильтрата не избавиться. Кроме того, уже несколько лет идет проектирование заказника федерального значения – по охране именно водоподводящей системы фонтанов. Мы ведь это уже проходили. Ровно в этом же месте был совхоз и свинокомлекс. И он в конечном итоге повлиял на воду, она испортилась начала пахнуть. В 90-е годы все свинокомплексы запкрыли. Потому что в конце концов стоки с полей дошли до фонтанов, все завоняло и изменило цвет. Мы понимаем, что фильтрат пройдет тот же путь».

По словам активиста Андрея Незнамова, усилия жителей привели к тому, что проект замедлился, но не остановился полностью, хотя против людей выступают почти все областные органы власти. Активисты указывают на манипуляции с документами и формулировками. В поисках правды люди обращались президенту РФ, в ЮНЭСКО и даже к патриарху РПЦ, указывая, что возле будущей свалки действуют 12 храмов.

«Нам удалось замедлить каток, который на нас надвигается, – говорит активист, – год назад были общественные обсуждения, и больше всего негативных отзывов было по нашему объекту. Но комитет по обращению с отходами дал один и тот же ответ, который сводится к тому что будут изыскания, которые все и покажут. Мы считаем, что эти мероприятия были проведены формально и обжаловали их в суде. Второй сюжет – это тема рекультивации старого карьера. Все должностные лица говорят, что для КПО предоставлена нарушенная земля, имеющая природной ценности, это выработанные карьеры, которые требуют рекультивации. Мы приложили титанические усилия, чтобы установить истину. Наш карьер, в отличие от других, уже рекультивирован. В результате произведены лесопосадки и создан официальный водоем. И эта информация от нас скрывалась. Ее озвучили в ответ только на запрос депутата Госдумы. Цинизм в том, что одновременно с этим ответом депутату, нам те же чиновники дали ответ, что объект требует рекультивации. Когда мы написали, что знаем о проведенных работах и есть ответ депутату, нам дали еще более интересный ответ: хоть карьер и рекультивирован, он все равно нуждается в рекультивации».

По словам активистов, они все лето дежурили возле карьера, чтобы не давать проводить работы, так как у подрядчиков не было необходимых документов – проекта освоения лесов. Из-за этого изыскания затянулись.

По единственные чиновники, которые встали на сторону двух поселков – это администрация Ломоносовского района Ленобласти, которая пишет обращения вместе с активистами.

«Администрация заняла принципиальную позицию, мы поддерживаем жителей, – сообщила представитель администрации Ирина Маринкина, – мы направили заявления во все ответственные комитеты, направили замечания с учетом охранных зон водных объектов. Кроме того, указали, что по закону вообще нельзя рекультивировать карьеры отходами. Так же мы уведомили ГМЗ «Петергоф» и водоканал Петербурга. Это тяжеловесы, они тоже направили в адрес «Невского экологического оператора» жесткое письмо. Площадь, предполагаемая под КПО действительно накладывается на водоподводящую систему, это вино по картам, идет значительное накрытие водоохранных зон, охранных зон ЛЭП, водовода на Кронштадт, газопровода и региональных дорог. Район в таком объекте не заинтересован. Это остановит строительство во всей округе».

Вопрос пока не решен

Как сообщили «Новым известиям» в пресс-службе компании «Невский экологический оператор» (НЭО), никаких решений относительно КПО возле Оржиц пока не принято.

«На этой территории предполагаемого размещения КПО «Юго-Западный» (ранее Брандовка) в Ломоносовском районе Ленинградской области в настоящее время ведутся дополнительные изыскания, призванные, в том числе, оценить возможное влияние намечаемой деятельности на ближайшие водные объекты, являющиеся частью системы водоснабжения Петергофа, – сообщили в компании. – Окончательное решение о проектировании будет приниматься только после анализа результатов изысканий и проведения дополнительных консультаций со всеми заинтересованными сторонами».

При этом комплекс возле Петергофа – не единственный проблемный. Так же против аналогичных КПО выступают жители населенных пунктов возле карьеров Островский (севернее Петербурга) и Дубровка (на восток от города). Там жители за последний год провели несколько акций, в том числе митингов, которые смогли согласовать, несмотря на ковидные ограничения.

«Проекты КПО «Островский» и КПО «Дубровка» в мае-июне этого года прошли стадию общественных обсуждений. Положительное заключение государственной экологической экспертизы проектной документации КПО «Островский» получено 10 октября 2022. Проектная документация КПО «Дубровка» пока находится в процессе рассмотрения государственной экологической экспертизой», – сообщили в НЭО.

Фото: pixabay

Александр Дыбин

По материалам: “Новые Известия”

Ранее

Новоселье в концлагере

Далее

В Британии хотят ограничить право на забастовку

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru