Главная / Общество / Наркоманы со смартфонами: как слезть с иглы технологий

Наркоманы со смартфонами: как слезть с иглы технологий

Дискуссии о технологической и интернет-зависимости идут давно, но сейчас мир максимально приблизился к критической точке

sMSD2cC

Исповеди о том, как устройства порабощают человека, вроде недавнего текста Эндрю Салливана, собирают рекордное число просмотров и вызывают хвалебные отзывы, а призывы одуматься звучат не только от пользователей, но и изнутри индустрии. Больны и первые, и вторые. Согласно исследованиям, средний пользователь смартфона обращается к своему мобильному 85−150раз в день, в половине случаев даже не отдавая себе в этом отчет. В такой зависимости легко обвинить отсутствие силы воли и неспособность концентрироваться на более важных делах. Но есть те, кто считает, что пользователи не виноваты, – они пали жертвой направленных усилий разработчиков девайсов. Тристан Харрис, ранее занимавшийся философией продуктов в Google, знает, почему наши смартфоны так притягательны и как сделать, чтобы человек контролировал телефон, а не наоборот.

Если у Кремниевой долины может быть совесть, то это Харрис. Уйдя из Google, он занимается тем, что пытается привнести в дизайн смартфонов представления о морали. К сожалению, эти представления противоречат нынешним установкам, констатирует Atlantic: молодой человек пытается убедить производителей технологий помочь пользователям не проводить максимум времени онлайн, а наоборот – почаще отвлекаться от смартфонов.

Это скребущее ощущение, будто мы что-то пропускаем, которое заставляет каждые несколько минут тянуть руку к смартфону, больше всего похожее на зависимость, – естественный ответ на то, какими созданы технологии, рассказывает Харрис. В экономике внимания компании зарабатывают каждый раз, когда мы разблокируем наше устройство, поэтому приложения и веб-сайты созданы такими, чтобы мы открывали и прокручивали их как можно чаще и больше.

По словам Харриса, который сам изучал в Стэнфордском университете технологии убеждения у известного в этой сфере Би Джея Фогга, «лайки» в соцсетях действуют на нас примерно так же, как специальный кликер для дрессировки – на собак. Постепенно «лайки» превращают заход в Facebook из периодически случающегося действия в ежедневную деятельность. Наиболее успешные сайты и приложения эксплуатируют глубинные потребности. Например, пользователи LinkedIn могли видеть, насколько обширны деловые контакты других, и это толкало их к тому, чтобы расширять собственную сеть связей, хотя, если вдуматься, никакой пользы это не приносило.

Харрис называет дизайн технологий цифровой версией сахара, соли и жира, из-за которых человечество так пристрастилось к фастфуду. Facebook, Instagram и Twitter дают нам то, что в психологии называется переменной наградой, – неожиданное и непредсказуемое вознаграждение, которое доставляет удовольствие. Посты, новости, «лайки», чьи-то фотографии возникают в соцсетях постоянно, без системы и расписания, и это заставляет нас настойчиво проверять странички. Мы ведем себя в точности как крысы: эксперименты показали, что когда животное, обученное жать на кнопку, получает угощение после каждой попытки, оно быстро наедается и теряет интерес; если же вкусный приз достается ему нерегулярно, зверь будет играть очень долго.

Нам кажется, что в очередной раз проверить телефон и заглянуть в интернет займет пару секунд, но на самом деле на то, чтобы вновь полностью включиться в задачу, от которой мы оторвались, может потребоваться 25 минут. Кроме того, сайты и соцсети устроены так, что, заходя туда с единственной целью ответить на короткое сообщение или принять запрос о дружбе, мы все равно попадаем в ленту новостей, которая засасывает новыми постами, фотографиями, видео, «людьми-которых-вы-можете-знать» и так далее. Многие мессенджеры показывают пользователю, что собеседник просматривает сообщение или печатает ответ, – это снова прием, заставляющий нас, во-первых, не отключаться, а во-вторых, самим скорее отвечать, раз уж на том конце провода знают, что мы прочли. Здесь опять уместно сравнение с едой: исследователи давно выяснили, что если перед человеком поставить самонаполняющуюся тарелку с супом, он съест на 73% больше, так и не осознав, что употребил больше одной тарелки. Для того, чтобы сделать свои приложения неотразимыми, компании платят большие деньги консультантам и гуру, которые на самом деле просто хорошо знакомы с психологией.

В 2012 году, после полутора лет работы в Google, Харрис отправил нескольким коллегам 144-страничную презентацию, посвященную необходимости «минимизировать отвлекающие элементы и уважать внимание» пользователей. Этот электронный труд быстро разлетелся по компании, достиг очей ее тогдашнего директора Ларри Пейджа и привел к тому, что Пейдж лично обсудил с Харрисом его идеи, а затем назначил его ответственным за философию продуктов Google. Но искра, которая было вспыхнула в корпорации, быстро столкнулась с инертностью, присущей большой организации: дорожные карты по разработке продуктов должны были соблюдаться, и системе было не до того, чтобы взять и измениться. Призыв Харриса оказался одной из идей, над которыми все интенсивно кивают головами, а затем возвращаются к работе.

Проработав в Google еще два года, молодой человек уволился, чтобы продолжить свою миссию. Созданная им группа Time Well Spent («Проведенное с пользой время») стремится изменить самые основы разработки приложений. Она пытается убедить технологические компании принести «клятву Гиппократа», которая подразумевает, что ПО должно не использовать «психологическую уязвимость» пользователей, относиться к ним с уважением и вернуть им контроль. Для этого понадобятся полностью новые стандарты и критерии оценки, но Харрис уверен, что разработка, основанная на чем-то другом, кроме привыкания, – реальность, а не мечты фанатика. На этом поприще он не один – к нему присоединились несколько исследователей, ученых, предпринимателей и разработчиков.

Деятельность Time Well Spent несколько напоминает движение за органические продукты питания, которое из маргинального превратилось в полноценный сегмент рынка. В действительности желание меньше времени тратить на смартфоны и интернет не чуждо даже Кремниевой долине. Мероприятия вроде Unplug SF посещают люди из нового класса «технологической элиты», которые вдруг «очнулись», чтобы увидеть неприятные побочные эффекты своей индустрии. Для многих предпринимателей прозрение наступает с возрастом, появлением детей и того приятного чувства умиротворения, которое приходит, когда на банковском счете лежат несколько миллионов долларов. Кто-то из них вдруг начинает чувствовать свою вину за то, что создал что-то, вызывающее такое привыкание.

Харрис советует начать технологическую детоксикацию с простого отключения всплывающих уведомлений от приложений. Также полезно установить особый звук и манеру вибрации для СМС, чтобы не доставая смартфон понимать, когда придет сообщение от человека. На своем смартфоне Харрис убрал с начального экрана все иконки, исключая те, что несут единственную полезную функцию, например, Google Maps или Uber. Особо затратные с точки зрения времени приложения он спрятал в папки, находящиеся на втором экране. Чтобы еще вернее исключить импульсивное нажатие на иконки, он старается открывать их из поиска по смартфону – то есть печатать во внутреннем поисковике «Instagram» или «Facebook». Все это помогает перестать есть суп из «бесконечной тарелки».

Но поскольку главной причиной пристрастия к смартфонам Харрис видит не человеческое безволие, а конкретные действия производителей и разработчиков, именно от воли последних двух групп будет зависеть успех. Технологии могут быть созданы такими, чтобы помогать нам лучше контролировать свое время и принимать информированные решения – например, почтовое приложение или мессенджер могли бы напоминать пользователю о потраченных минутах или спрашивать: «ты уверен?», когда телефон разблокируют 14-й раз за час. Даже просто программа, сообщающая, сколько времени мы проводим со смартфоном в руках, была бы полезна.

Сторонники идеи Time Well Spent вполне отдают себе отчет в том, что уважение к временным ресурсам потребителей идет вразрез с тем, что питает самую экономику внимания – вовлеченностью пользователей. Чтобы сделать переход к «моральным» принципам мягче, Харрис предлагает для начала ввести за них скромную плату. Как в случае с органическими овощами люди готовы переплачивать за снижение вреда, так и в случае с экономящими время девайсами условные $7 в месяц не покажутся чрезмерными на фоне пользы, считает он. В дальнейшем же, когда технологическую клятву Гиппократа будут приносить все больше разработчиков и производителей, разовьется новое видение того, каким должен быть продукт. Инженеры и компании начнут соревноваться в этичности и полезности, а выпускать «вредные» приложения станет «некрутым». В конце концов, весь мир видит, как Кремниевая долина любит хвастаться mindfulness, начиная с Google и Facebook, предоставляющих своим сотрудникам место для медитации прямо в офисе. Харрис надеется, что то же желание быть впереди планеты подвигнет технологические корпорации на создание девайсов, которые покончат с нашей зависимостью.

Ира Соломонова

Фото: spsystems

Источник: «Slon»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru