Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 16 01 2017
Home / Политика / Вопреки установленным правилам

Вопреки установленным правилам

73

Похоже, ученый из России крепко взялся за то, что мы проморгали.

«Ай, да Кудрин, ай, да молодец!» — так и тянет воскликнуть при знакомстве с Борисом Ивановичем Кудриным — этим Кулибиным ХХI века. Если не знать, что на свое выдающееся открытие ученый не может получить признания в виде хотя бы элементарного диплома. Почему? В этом вопросе в своих публицистических заметках попытался разобраться лауреат премии СЖ РФ «Золотое перо России», доктор экономических наук Анатолий ЮРКОВ

(Окончание. Начало в № 16 от 21 мая 2013 года)

Все во имя человека

Ну, конечно, человека, кого же еще: все вокруг нас определяется человеком — и гибель леса, рек, озер, зубра, атлантического осетра, лошади Пржевальского и т.д. и т.п. (Но — парадокс: лошадь Пржевальского возродилась(!) в зоне чернобыльского заражения!)

Философы глубокомысленно изрекают: «Развитие техники без человека, естественно, невозможно». Добавлю от себя: и бессмысленно. Как и само существование Вселенной, не населенной разумом. Хотя тут еще можно поспорить: и разум разуму рознь; а вдруг и самой Вселенной манипулирует нечто, некий объект, некий кукловод невероятных способностей, кочующий вместе с потоками пространства — времени?

Наш интересный соотечественник Григорий Перельман, решивший (доказавший) столетнюю теорему Пуанкаре, своими беспрецедентными работами подтолкнул ученый мир к следующему шагу — узнать, а что было до Большого взрыва? И было ли? Некоторые из них, особо дерзких умом, игнорирующих существующие правила, дали понять: теперь мы можем ответить на этот вопрос, может быть даже в этом тысячелетии. Тогда узнаем, ЕСТЬ ЛИ ШАНС У НАШЕЙ ВСЕЛЕННОЙ.

Дело тут вот в чем. По общему согласию в ученом мире установлено, что процесс «разбегания» Вселенной начался через 10–43 секунды после начала Большого Взрыва. После этого немыслимого промежутка времени, грубо говоря, оно стало нашим и известно, что из этого получилось. В общих чертах.

А эти 10 в минус сорок третьей степени секунды отделяют нас от того, чтобы узнать: а что было до БВ? Всего-то десять в минус сорок третьей степени се-кун-ды! Тоньше, в миллиарды раз тоньше дрожащей пленки мыльного пузыря. Был ли ад, был ли рай или?.. Григорий Перельман, российский кандидат наук, живущий ныне случайными заработками, похоже, открыл дорогу к этому знанию.

А мы со своим прожиточным минимумом.

А мы спорим: пять недовольных вышло на Болотную площадь или пятьсот тысяч…

И уж совсем офонарели: Пуси Райт выше бога или хотя бы Патриарха?

Строить мост через Берингов пролив в Америку или не строить, хотя американцы уже имеют проект?

Академик Борис Раушенбах, по родословной из немцев, очень засекреченный и потому лагерник со стажем и невыездной, в период шумихи о звездных войнах выступил со статьей в «Правде»: нельзя исключать вероятность того, что на уровне боевых биороботов, запущенных на околоземную орбиту, произойдет однажды «сбой» и спутники, американские и наши, вступят в контакты между собой и о чем-то договорятся, определив, что у человечества крышу сносит…

Он был специалист номер один в Советском Союзе в этой области. Его не смущало, что согласно марксистско-ленинской методологии познания мира наши философы напрочь отвергнут такой вариант: чтоб железяки, да против рабоче-крестьянского люда?!

Логика Кудрина-ученого проста и неожиданна. Кажуще проста, когда открыто явление, мимо которого проходило человечество.

Физическое (мертвое) родило биологическое (живое); живое — разум, построивший цивилизацию; цивилизация породила техническое, техническое — третью картину мира. В котором техническое стало реальностью, сутью и основой всеобщего бытия. Все закономерности этого процесса объясняет новая наука технетика. Учебник по ней он написал. Издать его — упаси тебя Бог. Нет такой науки. Нет! — и иди вымой руки.

Борис Кудрин, по существу, продолжил то, перед чем остановился великий В. И. Вернадский в своих работах об эволюции биосферы земли и формировании ноосферы, о чем написал записку И. Сталину, но ответа не получил. Ученый мир до сих пор гадает: почему аккуратный до педантичности вождь не ответил корифею отечественной науки — не знал предмета и потому опасался попасть впросак или слишком прорывная была идея, не укладывающаяся в рамки «методологии марксизма». Но и заманчивая, перспективная, крутая — жалко такую выбрасывать в корзину.

Учение, которое предлагает нам Б. И. Кудрин, идет дальше.

Говоря о новой парадигме технического восприятия мира, Кудрин делает ударение на двух очевидных изменениях нового времени: совершившееся преобразование биосферы в техносферу и невозможность человеческого существования вне технического, непрерывно эволюционирующего с определенным ускорением; эволюция техники сопровождается глобальным параллельным процессом удовлетворения запросов и потребностей этой техники. Уже функционирует высокоинтеллектуальное производство, в том числе и сервисное.

В противном случае начнется обратный, глобальный же, процесс деградации.

Вот тут-то и оказывается, что открытые Борисом Ивановичем закономерности крайне необходимо учитывать во всех отраслях жизни общества и государства, если мы хотим развиваться по науке: устойчиво, комплексно и системно, а жить — кум королю, сват министру.

Коренная закавыка российского житья-бытья: министры и короли живут, как короли и министры, даже не зная, что за окном развертывается третья картина мира, написанная в сотне крупных работах и монографиях Б.И. Кудрина. Это у японцев нарасхват каждое слово и рекомендации Бориса Ивановича, привечают его и корейцы, китайцы, белорусы…

Японцы живут хорошо, чуть ли не лучше всех, наперекор бедам, которые на них сваливаются, как неутомимые муравьи строят свой дом: труд по науке вливается в энергию возрождения; выживавшая и отслужившая свое техника сплавляется к нам. Правоверным марксистам — пролетарская солидарность.

Наши кумовья королей и сватья министров имеют другой, неиссякаемый ресурс: ресурсы великого Советского Союза, приватизированные за так у природы и у народа. Это и есть реальная третья картина мира по-российски. И другой им не надо. Хватит. Третий раз — он самый верный. И последний. По-русски.

***

Кудрин что предлагает ученой братии: не жертвовать ничем в его пользу, а взглянуть трезво и реально на окружающий нас макромир, который описывается общей теорией относительности А. Эйнштейна… Все как всегда и во веки веков.

Но тут у него своя «печка», от которой он начинает плясать: единичное содержится в вещи, предмете, оно материально; всеобщее, всеохватывающее — в уме, оно идеальное. Стало быть, речь идет о фундаментальных способах бытия Природы и Духа. В мире, таким образом, существуют три материальные реальности — физическая, биологическая, техническая и две идеальные — информационная и социальная. Эти реальности развиваются, эволюционируют, подчиняясь специфическому отбору: энергетическому, естественному, информационному, документальному и, надо думать, интеллектуальному. Все. Других реальностей, с которыми имеет дело сегодняшний человек в макромире нет. А если и в каком-то виде есть, то они входят соподчиненно в одну из названных.

Для Кудрина нет предмета спора: мертвое физическое породило (другое дело — как?) живое биологическое; то, что, используя сформировавшиеся и развившиеся способности человека, в том числе и к абстрагированию, создало техническое, покатив колесо цивилизации. Короче: мертвое родило жизнь, жизнь — разум, а уж он все то, что зовется цивилизацией. Науку в том числе.

Если мы признаем за Природой эти реальные способности, проявившиеся на первом этапе эволюции Земли, тогда вслед за физикой и биологией, предполагает Борис Иванович, должна появиться и технетика — наука о технической реальности, которую вызвала к жизни сама жизнь. А ему в ответ:

— Противоречит методологии марксизма.

Третья картина мира?

Может быть, то, на что обратил внимание мэтр Кудрин, посчитал и просчитал, выявил параметры и закономерности поведения, обнаружил, что рядом с нами зародилась и крепнет неудержимо количественно и качественно новая цивилизация, пока еще не вступившая с нами в конкурентную борьбу, не покушающаяся на наше интеллектуальное господство, но уже требующая для себя все больше и больше дорог, энергоносителей, металла, пространства, в том числе и космического, воды, средств связи и информации, оружия, в том числе (и главным образом) нового, Нового, нового! — не для Америки, Японии, Польши или Китая — для себя! Не будет ли это третьей картиной мира, в котором напрочь обнулятся философские постулаты времен социализма, временно победившего в одной отдельно взятой стране?!

Мы же безоружными предстаем перед миром, который трезво и грамотно объясняет нам Борис Иванович Кудрин, доктор технических наук, профессор, заработавший эти научные регалии в советское время, а не купивший их в подземном переходе у метро, получивший признание в мире и создавший свою научную школу. Прибавим сюда зарубежных последователей профессора, число которых множится после каждого его доклада на симпозиумах, конференциях, съездах и других научных форумах.

Откуда у него такая стойкость и геройская преданность науке?

Думаю, что не только от знания дела, которому он отдал жизнь.. Короткие строчки его биографии много скажут вдумчивому человеку, развеют возникающие сомнения.

«Родился в г. Ленинск-Кузнецкий, Кемеровской обл. 15 октября 1934 г. Отец — Кудрин Иван Никифорович — финансист, был репрессирован в августе 1937 года, реабилитирован Верховным Судом Казахской ССР 10 апреля 1956 г. Мать, Кудрина Александра Николаевна (1913–1949 гг.), врач-фтизиатр.

Кудрин Б.И. в 1952 году без сдачи вступительных экзаменов поступил в Сибирский металлургический институт им. С. Орджоникидзе (г. Новокузнецк), закончил в 1958 по специальности горный инженер-электромеханик».

***

— Вы предлагаете, чтобы я этим утешился?

Мне оставалось пожать плечами. Я поддерживал в своих публикациях Кудрина с середины 70-х годов ушедшего века, при самом расцвете господства ЦК КПСС. И в перестройку, и в постперестройку. И в «Социалистической индустрии», и в «Рабочей трибуне», и в «Российской газете»… Сегодня убежден: то, что нашел, опубликовал и предлагает во всеобщее пользование Борис Иванович, перспективно, выгодно, грандиозно. Но пока не оценено! Так в науке и в нашем Отечестве, к сожалению, бывает.

— Такова участь всех великих.

А что еще я мог сказать? Что власть упускает последний шанс воспользоваться хотя бы одной подсказкой ученого: когда её, власть, не ученых, совсем прижмут за бардак на дорогах и улицах (пожалуй, уже прижали), с которым она никак не может справиться, ответить горластым критиканам:

— А что вы хотите? Наступила третья картина мира, эра машин. И они начали борьбу за выживание. Теперь они станут пядь за пядью отвоевывать у нас наше пространство.

Нет бы внять разуму, а они пыжатся над асфальтом. Вбухивают уже не миллиарды — триллионы… А решения нет. Настала пора, ломится в дверь эра принципиально иных научных решений и системных структурных преобразований. Не водителей штрафовать, а управлять потоками движения, сначала их спроектировав «на площадке» всей страны. А не только на подъездах к резиденциям.

***

«Этого не может быть, потому что не может быть никогда». С помощью этого убогого, нарочито игривого постулата не верящих ни в бога, ни в черта, ни в человеческий разум было загублено столько человеческих жизней, судеб, и потрясающих мыслей и открытий, что можно только гадать, сколь веков мы потеряли, барахтаясь в болотах невежества и смертельной вражды.

Да, что было, то сплыло. Но нынче-то? Видный ученый в области электричества и энергетики, главный конструктор системы автоматического проектирования в ведущей отрасли народного хозяйства СССР и РФ — металлургической, спасший ее от разворовывания в период залоговых аукционов и ваучеризации с приватизацией всех и вся — этого реального автора реальных народнохозяйственных результатов, главу реальной научной школы — мордой об стол: твои работы противоречат…

Сегодня официальной пропагандой мы сориентированы на новенького! Крушим все старенькое. И не замечаем, что в этом «крушевеле» не принимают участие ученые. Не хотят принимать. Мир науки все-таки особый мир. Ученые нацелены в будущее. Они знают то, чего пока не знаем мы. И это узнавание без них нам никогда не откроется. Ни за какие деньги!

Анатолий ЮРКОВ

специально для «НВ»

P. S. Вот какую ответственность перед нами берет лично на себя каждый истинный ученый, и как же при этом мы должны быть ему благодарны за это его инакомыслие! Ибо без него нет ученого, нет познания нового, нет движения вперед. Короче, нет прогресса.

Понимание этого должно породить и ответные меры. И нашу ответственность за судьбу новых идей.

Рейтинг@Mail.ru