Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 20 09 2018
Home / Общество / Таблица Мазепина

Таблица Мазепина

На судебном процессе против экс-руководителей ПАО «ТОАЗ» (Тольяттиазот) сторона обвинения была замечена в использовании «шпаргалки»

Судя по всему, «шпаргалка», о которой идет речь, подготовлена миноритарным акционером «Уралхимом», одним из потерпевших по уголовному делу. То есть своего рода Q&A, который подготовили юристы Уралхима, прокуроры взяли за основу своих обвинительных тезисов, что удивило не только адвокатов и судью, но и всех присутствующих на заседании суда. Попытка спрятать бумаги в дорогие кожаные портфели привела к комичной ситуации, когда обвинение не смогло дальше логично излагать свои доводы. В итоге, в заседании суда был объявлен перерыв до 19 июля 2018 года, но смысл процесса теперь понятен каждому – правда о главном заказчике дела против Владимира и Сергея Махлаев стала очевидной.

В Комсомольском районном суде Тольятти продолжается рассмотрение уголовного дела о мошенничестве в особо крупном размере (ст. 159, ч. 4 УК РФ) в отношении экс-руководителей Тольяттиазот Владимира и Сергея Махлаев, бывшего гендиректора компании Евгения Королева, владельца Nitrochem Distribution Андреаса Циви и директора Nitrochem Distribution AG Беата Рупрехта. Еще в 2012 году Уралхим как миноритарий ТОАЗа подал исковое заявление к вышеуказанным лицам, но дело на протяжении более чем 5 лет так и не дошло до суда за отсутствием доказательств. По заявлениям СМИ еще тогда дело выглядело, скорее, как попытка владельца Уралхима Дмитрия Мазепина осуществить захват предприятия, скомпрометировав владельцев. Спустя 5 лет дело выглядит не менее абсурдно, а чтобы подвести его под нужный Уралхиму и Мазепину итог используются методы из совсем не иной России 90-х. И действительно, пока в России все заняты футболом и пенсионной реформой вкупе с повышением НДС, «на местах» можно быть спокойными – никто не увидит и не обратит внимание на старый судебный процесс, который сам по себе уже напоминает театр.

Напомним, что «Уралхим» и «Тольяттиазот» уже много лет находятся в состоянии корпоративного конфликта. Считается, что приобретая акция ТОАЗа, «Уралхим» рассчитывал на получение дивидендов, которые по решению годового собрания не выплачивались никому из акционеров. Компания неоднократно высказывала сомнения в эффективности руководства тольяттинского предприятия, подозревало руководство ТОАЗа в продаже продукции по заниженным ценам, но так и не получала подтверждения своих доводов в судах разных инстанций. Со временем, за конфликтом стали усматривать желание Уралхима и Мазепина осуществить захват предприятия. И в этом деле, где по версии следствия, с 2008 по 2011 гг. руководители «Тольяттиазота» похитили произведенный предприятием аммиак и карбамид и продали его компании Nitrochem Distribution AG, которая затем якобы реализовала продукцию уже по рыночной цене, невооруженным глазом видно много странностей.

Табличка правосудия

Самым ярким событием заседания стало заявление адвоката бывшего генерального директора ТОАЗа Евгения Королева о том, что гособвинители пользуются материалами, подготовленными одной из пострадавших сторон — «Уралхимом». Это стало новой сенсацией в и без того скандальном судебном процессе. Произошло это 8 июня 2018 года, в ходе очередного судебного заседания, когда сторона защиты ходатайствовала об отводе представителей прокуратуры, участвующих в процессе. Адвокат Андрей Московский (представляет интересы Е.Королева), заявил, что прокуроры со стороны государственного обвинения при оглашении доказательств используют таблицу, в которой в короткой форме даны подсказки прокурорам на ключевые вопросы судебного обсуждения, то есть «вопросы и ответы» или Q&A на современном языке. Такая же таблица была в руках представителей «Уралхима». Таблица, по словам адвоката Московского, использовалась и на прошлом заседании. Текстовый Word-файл, в котором содержится обвинительное заключение (его копию адвокаты получили в электронном виде от следователя), создан «Уралхимом». У файла была обнаружена соответствующая электронная маркировка.

Версия уже писала о том, что даже обвинительное заключение, судя по всему, писали не правоохранители, а юристы «Уралхима», а сам «Уралхим» хочет выдать за преступление обычную хозяйственную практику. Скандал с «Таблицей Мазепина» только подтверждает это. Заявление адвокатов экс-акционеров ПАО «ТОАЗ» об отводе гособвинения повергло прокуроров и представителей «Уралхима» в шок. Представитель компании Роговой даже стал прятать те самые таблицы в свой элегантный кожаный портфель. Похоже, что состояние шока лишило Рогового элементарной бдительности – стоя потом в коридоре здания суда г-н Роговой громко рассказывал кому-то по телефону примерно о том, что был уверен, что у него насильно отберут «наши таблицы» судебной выемкой. Этого, правда, не произошло. Один из прокуроров со стороны гособвинения пошел дальше. Он утверждал судье, что таблицу готовили сами сотрудники Прокуратуры и это «их интеллектуальный труд». Красивая версия, но нужно одно уточнение – это был коллективный «интеллектуальный труд». Сначала юристы «Уралхима» готовили обвинительное заключение для следователей, а теперь менеджеры «Уралхима», судя по всему, готовят таблицы с ответами и для прокуроров.

Печать «Уралхима»

Выслушав доводы сторон, суд удалился в совещательную комнату, после чего принял решение отклонить отвод гособвинителей. В ходе дальнейшего оглашения материалов уголовного дела защитник Владимира Махлая адвокат Инна Тихомирова неоднократно указывала, что прокуроры ссылаются на отмененные нормативные акты и безоговорочно занимают позицию «Уралхима».

Кроме того, госпожа Тихомирова, господин Московский, а также представитель Сергея Махлая Александр Гофштейн указывали, что прокуроры пытаются огласить документы с допросами лиц, которые еще только подлежат допросу в судебном заседании. Прокуроры отметили, что при зачитывании обвинительного заключения они подразумевали, что сведения о допросах не подлежат оглашению, на что А.Гофштейн ответил, что никто не может знать, что подразумевает прокуратура, поэтому необходимо вычеркнуть сведения о данных допросах из протокола судебного заседания. По результатам замечаний защиты указанные документы из протокола судебного заседания вычеркнули. Кроме того, прокуроры попросили представить документы, подтверждающие отмену указанных нормативных актов, чтобы приобщить их к делу.

Для лучшей подготовки к дальнейшему процессу прокуроров, которые стали путаться в своей же собственной таблице, судом был объявлен перерыв до 19 июля.

Егор Дымов

По материалам: «Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru