Главная / Общество / Долги и проводы

Долги и проводы

Рэкетиры держали в страхе привокзальных таксистов

Эксклюзивные подробности задержания группы вымогателей, обложивших «данью» таксистов у столичного вокзала, рассказали «Известиям» в МВД. За последнее время это не единственное преступление, заставляющее вспомнить о криминальных традициях 1990-х. «Известия» вместе с экспертами оценили перспективы возрождения такого распространенного явления постперестроечной эпохи, как рэкет.

Хищники у дороги

Спецоперация против преступной группировки, занимавшейся вымогательством у таксистов на Комсомольской площади (она же «площадь трех вокзалов») в Москве, проводилась сотрудниками Главного управления МВД России на транспорте и сыщиками ГУУР. Информация о деятельности преступников поступала сыщикам из различных источников и тщательно проверялась.

— Поступали сигналы, что на территории Казанского вокзала города Москвы выходцы из Северо-Кавказского региона обложили «данью» лиц, осуществляющих таксомоторную деятельность. В адрес таксистов были угрозы — от причинения тяжких телесных повреждений до уничтожения принадлежащего имущества, — рассказал «Известиям» начальник оперативно-розыскного управления ГУТ МВД России Павел Тараскин.

Сотрудники МВД перед задержанием подозреваемых в рэкете

Сотрудники МВД перед задержанием подозреваемых в рэкете. Фото: МВД РФ

Работа таксистом у вокзала считается доходным бизнесом. Вымогательство было построено по простой и проверенной еще в 1990-е схеме.

— К новичку, ожидавшему клиента на одной из парковок у Казанского вокзала, подходили люди и объясняли, что за работу на точке нужно платить. Тех, кто отказывался, — вывозили в лес. Кому-то над головой выстрелить могли для устрашения, кого-то уколоть ножом, а кого-то — избить до полусмерти, — рассказал «Известиям» офицер Главного управления уголовного розыска МВД также участвовавший в расследовании. Кроме того, преступники могли повредить автомобиль, на котором работал водитель. Как правило, после такого давления таксист больше не появлялся на привокзальной территории.

Большинство пострадавших легально зарабатывали извозом, среди них были и россияне, и жители ближнего зарубежья. Общим было одно: почти все они боялись обращаться в правоохранительные органы.

— Злоумышленники угрожали расправой в случае обращения потерпевших в правоохранительные органы, при этом они бравировали, что у них везде «свои люди» и в случае обращения в полицию им станет известно о данном факте. В результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий информация о связи злоумышленников с правоохранительными органами не нашла своего подтверждения, — рассказывает офицер транспортной полиции.

Задержанные в ходе операции сотрудников МВД граждане

Задержанные в ходе операции сотрудников МВД граждане. Фото: МВД РФ

Размер ежемесячных отчислений преступникам варьировался от 7 тыс. до 30 тыс. рублей.

— Размер «дани» зависел от места, где потерпевший осуществлял свою трудовую деятельность, то есть, условно говоря, злоумышленники поделили территорию вокзала на несколько зон, от 7 тыс. до 15 тыс. рублей. Иногда они требовали разовую выплату в размере 30 тыс. рублей за так называемый входной билет, то есть за право начать свою деятельность на подконтрольной им территории, — объясняет Павел Тараскин. Деньги собирали назначенные из числа таксистов старшие. Они и направляли сумму рэкетирам посредством банковского перевода. Счета были оформлены на подставных лиц. Кроме того, «старосты» контролировали число работающих у вокзала таксистов, за что получали свой процент от собираемых денег.

Задержания и обыски проводились по нескольким адресам. Костяк группировки составляли выходцы из Северо-Кавказского региона, большинство из них старше 30 лет. Подбирались люди в хорошей физической форме, учитывался и этнический принцип. Члены группировки активно применяли средства конспирации, меняли телефоны и сим-карты, использовали программы-мессенджеры. Избежать ответственности всё это не помогло. Собранных в ходе оперативных мероприятий материалов оказалось достаточно для возбуждения уголовного дела по части 3 статьи 163 УК РФ. Группировке на данный момент инкриминируются шесть эпизодов преступной деятельности.

— В ходе обысков по местам проживания фигурантов изъяты предметы, конструктивно схожие с автоматической винтовкой «Сайга» и обрезом охотничьего ружья, которые в настоящее время направлены на экспертизу. Также обнаружены два травматических пистолета, нож, более 500 патронов для мелкокалиберной винтовки, — сообщила официальный представитель МВД России Ирина Волк.

Изъятые у преступников вещи

Изъятые у преступников вещи. Фото: МВД РФ

Доказательственную силу имеют и другие находки полицейских. В частности, изъята «черная» бухгалтерия группировки — списки с расчетами выплат, а также наличные в рублях и иностранной валюте. Все подозреваемые заключены под стражу.

Наручниками к батарее

К сожалению, этот случай — не единственный, что наводит на мысли о возвращении лихих 1990-х. 5 июня стало известно, что в Иркутске следователи СКР привлекли к ответственности 49-летнего мужчину, который похитил и удерживал прикованным к батарее своего знакомого коммерсанта. Потерпевшего избивали, требуя передать сообщникам обвиняемого партию медицинских масок, которую бизнесмен собирался отправить в Ивановскую область.

преступник

Задержанный за похищение и насильственное удержание человека в Иркутске мужчина

«Требования заключались в изменении адреса поставки груза с медицинскими масками на сумму более 31 млн рублей. Затем, когда товар прибыл в указанное место, сообщники обвиняемого похитили груз и перевезли в Москву для дальнейшей продажи», — говорится в сообщении регионального управления СКР.

Трудности перевода и романтика АУЕ

Пожелавший остаться неизвестным офицер, посвятивший десятки лет борьбе с оргпреступностью, говорит, что рэкет окончательно и не исчезал из жизни предпринимателей. И особенно это касается мелких предпринимателей, в том числе таксистов.

— Например, если брать закрытые этнические сообщества, то там рэкет всегда был и остается нормой жизни. Мы неоднократно пытались инициировать расследования в отношении этнических ОПГ, которые контролировали бизнес своих земляков, в частности на Черкизовском рынке, позже на рынке «Садовод». Но столкнулись с массой трудностей — в первую очередь с тем, что пострадавшие не шли на сотрудничество либо отказывались от своих слов, — рассказывает собеседник «Известий».

Сейчас, по его мнению, этот вид криминального ремесла переживает своего рода ренессанс, причем жертвами становятся не только члены диаспор. Причиной тому не только вызванный пандемией кризис, но и начавшаяся задолго до коронавируса популяризация криминальной молодежной субкультуры АУЕ.

садовод

Фото: ТАСС/Станислав Красильников

— Молодые люди, особенно это касается регионов, небольших населенных пунктов, поселков городского типа, попадают под влияние старших земляков с уголовным опытом. Желая добиться авторитета, они готовы пойти на любую жестокость, рассчитывая таким поведением заработать репутацию крутых парней. Сталкивались с таким положением дел на Урале (Оренбуржье, Пермский край, Челябинская область), сильны позиции ауешников в Забайкалье, Поволжье, на Ставрополье. Да и в Подмосковье с этим есть трудности, — считает офицер.

Плохо кончат

Член правления Российской ассоциации криминологов, главный научный сотрудник ВНИИ МВД России Игорь Сундиев уверен, что перспективы у такой преступности невелики.

— Случился трехмесячный жесткий карантин, во время которого криминальные структуры были лишены возможности совершать какие-либо действия. Такие преступления существовали достаточно давно, но в силу своей малой криминальной эффективности ушли в прошлое. А сейчас как раз наступил период, когда преступникам нужно выживать любыми средствами. И сам по себе период изоляции способствовал снижению уровня адекватности среди представителей криминалитета. Как только изменится экономическая ситуация — такие способы криминального заработка станут ненужными, — рассказал криминолог «Известиям».

Член научно-консультативного совета Следственного комитета РФ Иван Соловьев считает, что проблема с рэкетом преувеличена, а отдельных беспредельщиков со временем выдавит сама криминальная среда.

сизо

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Подобные новости, конечно же, сегодня выглядят анахронизмом. Но я бы не стал говорить о проявлении неких тенденций. Всегда в потоке криминальных новостей можно найти ту, которую легко подвести под отголоски 1990-х. За прошедшее время изменилась как структура, так и методы преступных групп. Сегодня за беспредельщиками нет ни будущего, ни понимания в криминальной среде. Всем выгодно жить спокойно и не нарушать сложившийся баланс. Подобные же проявления неизбежно порождают жесткую реакцию со стороны правоохранительных органов и негатив со стороны общества. А это путь к тому, что таких нарушителей вытолкнет на поверхность и поставит вне закона сама преступная среда, — говорит «Известиям» заслуженный юрист России Соловьев.

Иван Петров

По материалам: «Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru