Главная / Общество / Импортозамещение лекарств привело к их отсутствию

Импортозамещение лекарств привело к их отсутствию

Число российских фармкомпаний сокращается

lekarstva_1_0

С января детский онкоцентр в Екатеринбурге остался без препарата «Даунорубицин». Этот необходимый при лечении лейкоза медикамент входит в список жизненно важных лекарств. Дело в том, что завод «Лэнс-Фарм» в России, который выпускал лекарство, решил снять его с производства из-за нерентабельности. В итоге родители вынуждены собирать деньги на аналогичный импортный препарат и обращаться за помощью к благотворительным фондам. А в Москве могут ликвидировать завод «Мосхимфармпрепараты» им. Н.А. Семашко, который производит более 100 наименований лекарств, в том числе – жизненно важных. По мнению сотрудников завода, предприятие специально загнали в долги, чтобы отобрать привлекательные площади в центре столицы.

Объявленный властями курс на импортозамещение лекарств соблюдается с трудом.

Объявленный властями курс на импортозамещение лекарств соблюдается с трудом.

Сейчас благотворительный фонд «Мы вместе» в Екатеринбурге собирает деньги на закупку препарата «Даунорубицин» для 13 детей, которые лечатся в онкоцентре. Несмотря на то, что лекарство входит в федеральный перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), в конце прошлого года оно исчезло с рынка.

За производство Даунорубицина в России отвечал один завод – «Лэнс-Фарм», который признал производство этого препарата нерентабельным и решил прекратить его выпуск. Тогда родители, врачи и сотрудники благотворительных фондов и забили тревогу. «Один флакон препарата стоит всего-навсего 150 рублей. Гораздо выгоднее производить что-то более дорогостоящее, – писали сотрудники фонда на его официальном сайте. – Даунорубицин используется в лечении лимфобластных и миелоидных лейкозов, является препаратом химиотерапии 1-й линии. Он высокоэффективен, используется много лет, и официальных рекомендаций по его замене нет».

Лишились препарата дети по всей стране. К решению проблемы подключился и благотворительный фонд «Подари жизнь», который уже закупил препарат в Германии. Импортное лекарство стоит почти в 20 раз дороже своего российского аналога. «Вы, правда, думаете, что мы как пациенты сможем в такой ситуации спокойно отнестись к импортозамещению на рынке лекарств? Чтобы вы, дорогие отечественные фармы, сначала лекарства импортозаместили, а потом – ррраз! – и бросили нас всех на произвол судьбы?» – прокомментировала ситуацию на своей странице в Facebook директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова.

В компании «Лэнс-фарм» прекращение производства препарата отрицают. Там ответили «НИ», что препарат по-прежнему производят на предприятиях компании. «Мы не прекращали производство Даунорубицина, поскольку верны своим обязательствам перед пациентами, – ответила «НИ» директор по связям с общественностью компании Abbott, которой принадлежит «Лэнс-фарм», Ирина Гущина. – Пациенты рассчитывают на наши лекарства. Поэтому мы уже связались с ОДКБ № 1 Екатеринбурга и сообщили о возможности заказа препарата в необходимом больнице количестве».

Тем временем в Москве якобы собираются ликвидировать завод «Мосхимфармпрепараты» им. Н.А. Семашко, который производит больше сотни препаратов, в том числе из перечня ЖНВЛП. В результате 1200 сотрудников рискуют остаться без работы, а пациенты – без необходимых лекарств. Такие сведения привел на сайте zataganku.ru муниципальный депутат Таганского района Борис Лебедев. Г-н Лебедев напомнил, что завод производит более 100 медикаментов, является старейшим из отечественных (работает с 1882 года) и побеждал в номинации «Фармацевтика» в конкурсе «Лучшая компания года». «У завода есть единственный существенный «недостаток» – его месторасположение. Он занимает немалую площадь в центре Москвы, в Таганском районе, на которую уже не первый год зарятся те, кто готов построить рядом со станцией метро «Таганская» очередной торговый центр или элитное дорогостоящее жилье», – пишет Борис Лебедев, не уточняя, о каких именно организациях идет речь.

Предприятие имеет огромные задолженности по кредитам, замечает «НИ» представитель предприятия Владимир Бубело. По его словам, проблемы с долгами у завода начались уже давно. Летом 2015 года ревизионная комиссия выявила неэффективное управление предприятием, и тогда бывший директор завода уволился по собственному желанию. «С одним кредитом Сбербанку мы с трудом, но справились, когда дело уже почти дошло до суда. А до 1 марта необходимо погасить еще один кредит, если деньги не найдем, то у завода заберут в залог одну из площадок, – рассказал «НИ» Владимир Бубело. – Но самое печальное, что есть долги по налогам государству – в Пенсионный фонд, НДФЛ. В сумме примерно 88 миллионов рублей. А у нас денег совершенно нет».

По мнению сотрудников завода, предприятие «банкротят» специально. «В том, что завод оказался в стагнации, виновато государство. Завод целенаправленно хотят ликвидировать. Письма мы писали и на Росимущество, и в Минэкономразвития, в Народный фронт, Минпромторг. Но везде формальные отписки, что банкротить завод специально никто не собирается. В течение семи месяцев мы предлагали различные выходы из положения, находили инвесторов, но совет директоров согласия не дает. И скорее всего дело в площади, которую занимает завод, – центр Москвы», – подчеркнул «НИ» г-н Бубело. Сейчас, как следует из имеющихся в распоряжении «НИ» документов, Минпромторг ждет от завода пакета документов, чтобы решить вопрос о предоставлении ему финансовой поддержки. А Росимущество на письма сотрудников завода отвечает, что доводить до банкротства предприятие никто не собирается. За разъяснениями «НИ» обратились с официальным запросом к заместителю министра экономического развития РФ Ольге Дергуновой.

«Завод нельзя закрывать, поскольку он может развиваться и разрабатывать новые дженерики по импортозамещению, – отметил «НИ» Владимир Бубело. – К сожалению, предыдущее руководство этим не занималось. Скорее всего, специально. И сейчас завод, действительно, умирает».

Анастасия Иванова

Фото: ptzgovorit.ru

По информации: newizv.ru


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru